Ремонт и тюнинг

Красная волга 24 – Самые «заряженные» Волги ГАЗ-24 — ЛУЧШИЕ АВТОМОБИЛИ В РОССИИ

Самые «заряженные» Волги ГАЗ-24 — ЛУЧШИЕ АВТОМОБИЛИ В РОССИИ

Предлагаю вашему вниманию такую подборку автомобилей легендарной советской модели ГАЗ-24, подверженных серьёзной, а главное, грамотной доработке и переделке! Машины располагаются по годам выпуска. Подборка будет пополняться.


ГАЗ-24 1972 года для кольцевых гонок. Мощность дв. — н.д.

Машина является участником «Moscow Classic Grand Prix» (международный открытый любительский лично-командный чемпионат по кольцевым гонкам на исторических и классических автомобилях).


И ещё одна «кольцевая» 24-ка с выставки «Тюнинг-шоу 2016».

 


ГАЗ-24 1974 года с двигателем 2JZ-GE

Изюминка этого ГАЗ 2401 — мотор 2jz и акпп. Много нового, кузов и салон в оригинале. Кузов полностью проварен и перекрашен. Днище и скрытые полости обработаны шведским защитным антикоррозионным составом на основе жидкой резины.

Сделан грамотный swap :
— ДВС от тойота, 2jz (3.0л) с документами
— Акпп 5ст от тойоты
— Задний мост от Volvo 940 с дисковыми тормозами
— Передняя подвеска от Волги 31105 ( с ГУР)
— Кардан от Lexus GS адаптированный под этот проект в Кардан Баланс


ГАЗ-24 1975 года! Данная Волга, кроме безупречного внешнего вида и яркого красного цвета, ничем особенно не выделяется по сравнению с оригинальной заводской моделью. Главное же под капотом — там «поселился» японский 4-хлитровый «зверь» 1UZ-FE V8 мощностью 261 л.с. И, не смотря на то, что силовой агрегат оснащён автоматической трансмиссией Toyota A340E, салон автомобиля удалось сделать в соответствии с заводской моделью.

Фотографии с выставки «Тюнинг-шоу» 18 апреля 2014 года в «Крокус Экспо».


 ГАЗ-24 1976 года из города Екатеринбург. В этой красотке необычного цвета, у которой появилось собственное имя —

«Елизавета», установлен серьёзный двигатель V8 1UZ-FE (без VVT-i) мощностью 265 л.с. с 4-хступенчатой АКПП A341. С таким силовым агрегатом машина и досталась нынешнему владельцу Алексею в 2014 году. В дальнейшем были произведены работы с кузовом (доработаны капот, задние арки и др.), покраска и установка салона. Но не одним двигателем примечательна данная Волга. Здесь кардинальной переделке подверглась ходовая часть — передняя и задняя подвески имплантированы от Toyota Mark II! От того же «Марка» установлена рулевая колонка, которая позволила регулировать руль в двух плоскостях. Тормоза сзади также от Toyota Mark II Tourer V, а спереди — с 4-хпоршневыми суппортами Toyota Celsior Ucf20. Ну и завершают общий вид машины разноширокие 19-тидюймовые колёса SSR Agle Strusse 19х9j и 19х10j +37  с шинами 245/35 перед и 275/30 зад!


ГАЗ-24 1985 года из города Бийск Алтайского края.  Машина ещё пока в процессе доводки, поэтому фотографии только гаражные. Но уже на данный момент, чтобы машина обрела столь суровый внешний вид, а также 2.5-литровый двигатель 1JZ-GTE VVT-I (280л.с.) с АКПП , её владельцем проделано очень много кропотливой работы!  На Волге установлены через специальные переходные проставки (подвеска от 31105, имеющая PCD 5×108, а у колёс этих — 5х114,3 и 4х114,3)   шикарные разноширокие колёса WORK Evroline R18 (перед — 8,5j ET45 и зад — 9,5j ET 45) на шинах Nankang Ultra Sport NS-2 225/40 R18, самодельные передний и задний спойлеры, петли капота от BMW 3-й серии и ещё многое другое.

Приятно видеть, что такие (раритетные теперь уже) автомобили не догнивают где-то в подворотне, а с заботой и старанием не просто поддерживаются в добротном виде, но совершенствуются и всячески дорабатываются их владельцами. Ждём, когда «Bagira GT24» (такое название дал своей Волге её владелец Игорь) будет окончательно доделана и покажется во всей красе на дорогах.


 

ГАЗ-24 1985 года с V8 1UZ-FE


ГАЗ-24 1986 г.в. 3.0l 420 л.с.

Изначально был установлен мотор 1JZ-GTE VVTI 2.5 с АКПП. На данный момент имплантирован рядный 6-тицилиндровый 2JZ-GTE VVTI с МКПП и турбокит GTX3076R. В машине много доработок и переделок. Самые заметные — внешние. Здесь и колёса с низкопрофильными шинами, под которые доработали арки, переделанные капот и облицовка передка, карбоновая крышка багажника.

фотографии машины с выставок «Интеравто-2011» и «Тюнинг-шоу»2011.


ГАЗ-24 на агрегатах Toyota Aristo.

Подробнее об автомобиле можно почитать здесь >>>


ГАЗ-2410 с мотором ЗМЗ-2424 (V8 5.53l), оснащённым карбюратором Edelbrock. Кроме того, в этой Волге поставили переднюю подвеску от ГАЗ-3102 старого образца с дисковыми тормозами, салон (включая панель приборов) от ГАЗ-3110. Задний мост от Chevrolet Camaro.


 

bestautorus.ru

Красная полоса, магарыч и ГАЗ-24 "Волга": diecast43

Подсмотрено в журналеjlm_taurus

"Взгляд изнутри", Книга третья
Леонид Бешер-Белинский

"...Я был очень большим любителем автомобиля, поездки за рулем, даже время провождения «под автомобилем» для проведения требуемого инструкциями техобслуживания были мне удовольствием, за рулем я никогда не уставал и мог проехать большие расстояния и много часов подряд. Почти уже 30 лет у нас был собственный автомобиль. Были у нас материальные возможности, мне хотелось иметь «Волгу – ГАЗ-24», а Юлия всегда поддерживала меня в таких моих желаниях. Она тоже стала любительницей дальних поездок, хотя когда то в молодости ее укачивало в автомобиле и поездки были не в большом удовольствии. Со временем и по мере многочисленных поездок, она преодолела это свойство и прекрасно чувствовала себя в путешествиях, некоторые из которых я описал в предыдущих и в этой книгах.

Читатель уже знает, что снабжение остродефицитными промышленными товарами бытового назначения, как холодильники, стиральные машины, мебельные гарнитуры, ковры, мотоциклеты и автомобили и др., по линии Минсредмаша и его ГлавУРС'а трудящихся нашего Ташкентского филиала института поводилось через УРС ЛГХК и его базы, находящиеся в г. Чкаловске, Ленинабадской области Таджикистана. Из числа выделенных на очередной календарный год дефицитных товаров руководство УРС'а по каким то критериям составляло разнарядку каждого вида товаров, причитающихся каждому из входящих в состав комбината и его спутников подразделению, эту разнарядку утверждал директор комбината, в данном случае Владимир Яковлевич Опланчук. Так как число выделяемых комбинату автомобилей «ГАЗ-24» было небольшим, то филиалу института их не выделяли, во всяком случае, за время моей работы здесь и до 1980 года было так. Примерно в 1977, или 78 году я попросил аудиенцию у В. Опланчука, получил согласие и при личной беседе, прошедшей во весьма дружественной обстановке с расспросом о здоровье, семейных делах, супруге, детях, которых Владимир Яковлевич знал еще со времен работы в Янгиабадском рудоуправлении, принял мое заявление с просьбой выделить мне для приобретения «ГАЗ-24», заверил меня, что удовлетворит мою просьбу, хотя сделать это будет очень нелегко по причине очень большого числа претендентов. Я терпеливо ждал, но вот уже наступил 1980 год, а моя просьба осталась неудовлетворенной.

В одной из командировок в Москву в головной институт узнал от своих друзей, что как раз сейчас происходит распределение выделенных институту автомобилей, в том числе есть и два-три «ГАЗ-24». По уже сложившейся традиции по приезду в Москву бывать у директора института О.Л. Кедровского, в этот раз после моего доклада о целях моего приезда и круга решаемых вопросов, рассказал о моем желании иметь «Газ-24» и невозможностью его приобретения, из-за не выделения их филиалу, я попросил в порядке исключения выделить мне такой автомобиль. Олег Леонидович не сразу, а после некоторого раздумья поднял трубку телефона и говорит:
– Леонид, а что это мы обижаем такой большой коллектив как наш Ташкентский филиал. Вот у меня сидит уважаемый Леонид Бешер-Белинский и слезно просит выделить ему «ГАЗ-24», о котором мечтает уже несколько лет. Думаю, что он заслужил такое. Подумай и реши этот вопрос в своем профкоме, а мой голос «за» учтите в пользу Леонида Борисовича. – С кем он говорил я сразу не сообразил, а мне говорит:

– Я свою миссию выполнил. А теперь свяжись с Аверкиным, это председатель Комитета профсоюза института.

Когда я рассказал об этом разговоре моим друзьям Дмитрию Бугримову и Юрию Литинскому, они тут же меня обнадежили тем, что Леонид Аверкин не может не поддержать решение директора, сумеет провести необходимое решение в местном комитете профсоюза. Кроме всего прочего, Бугримов, как оказалось, был близким товарищем Аверкина и обещал мне содействие и информацию о ходе решения моего вопроса. Уже на следующий день мне стало известно, что решение заседания комитета профсоюза состоялось и председатель Л. Аверкин сумел после многих дебатов убедить большинство его членов выделить автомобиль «Газ 24» главному инженеру проектов по НГМК филиала № 1 Л.Б. Бешер-Белинскому. Это было в начале 1980 года. Теперь следовало дождаться поступления в Москвореченский ОРС конкретной разнарядки с указанием квартала получения автомобиля. С этим я уехал домой, окрыленный , но еще сомневающийся в окончательном успехе.

В июле мне сообщили о необходимости оплаты покупки автомобиля в ОРС'е наличными деньгами и его получению непосредственно на заводе-изготовителе в городе Горьком. В этом городе мы никогда не бывали и знакомых не имели. Оказалось, что у нашей сватье Евгении Давыдовне есть в Горьком знакомая, бывшая киевлянка (имя не помню), с которой Евгения связалась по телефону и получила согласие приютить нас с Юлией на пару дней. Получив в сберегательной кассе сертификаты, мы с Юлей вылетели в Москву, остановились у Аксельбантов. В сберкассе Москворечья обменяли сертификаты на наличные деньги, оплатили стоимость автомобиля в кассе ОРС'а, получили квитанцию, наряд-заказ с красной полосой по диагонали на получения автомобиля «Волга – ГАЗ-24» на заводе и доверенность от ОРС'а на совершение этой операции. С этим выехали в Горький поездом.

Город Горький довольно большой и такси нас доставило по указанному нами адресу. Нашего возраста хозяйка квартиры приняла нас дружелюбно. На следующий день рано утром мы отправились на такси на автомобильный завод, занимающий всеми своими производствами, службами и жилыми кварталами целый большой район. Таксист подвез нас прямо к четырехэтажному зданию отдела сбыта автомобильного завода, перед главным фасадом которого большая заасфальтированная площадь, а на ней десятки грузовых «Газиков» на каких то металлических конструкциях задрали «носы» или «задки», а под ними что то делают мастеровые. Войдя в большой зал первого этажа здания мы увидали сотни людей, в основном мужчин, толпящихся в очередях к двум десяткам окошек-касс, в непосредственной близости у которых очередь превращалась в орущую толпу. Кое-как расспросивши о здесь происходящем, поняли, что это представители многих предприятий, производств, колхозов и совхозов, со всех концов Центральной России, Урала, Западной Сибири, Украины, Молдавии, Прибалтики, имеющие разнарядку на получение грузовых автомобилей и граждане на получение легковых автомобилей и должные получить их методом самовывоза. Через эти окошки идет оформление, в результате которого можно получить занаряженный транспорт из соответствующего склада. Нам сказали, что на это уходит от 3 до 5 дней. В одном из уголков зала за небольшим столиком сидела женщина с кипой каких то бумаг-бланков, оказавшейся агентом страховой организации, предлагающей здесь же застраховать полученные автомобили прежде, чем отправиться на них в дальний путь. Она посмотрев мои документы сказала:

– О! Да у Вас с красной полосой! Так Вам надо не здесь стоять, а подняться на третий этаж и пройти в кабинет к полковнику, который оформляет таких, как Вы.

Юлия осталась возле агента, а я отправился на третий этаж, куда можно было пройти только через стоящего у лестницы охранника, требующего документы. Он же и объяснил местонахождение нужного мне полковника. В небольшом кабинетике, в который я вошел после разрешения на мой стук, за письменным столом сидел довольно пожилой, крупный человек в мундире полковника с отличиями отставника. После просмотра документов, вопроса из какого я ведомства он очень медленно, чинно разложил нужные бумаги и, рассказывая о моих дальнейших действиях, спросил какого цвета я хочу автомобиль, заполнил ряд бланков, дал мне расписаться в их получении и, пожелав успехов, показал куда я должен пройти на склад № 2, показав этот склад, территория которого была видна из окна его кабинета.Юлия за время моего отсутствия поближе познакомилась со страховым агентом, которая уговорила ее застраховать наш автомобиль после его получения. Юлия осталась при агенте, а я отправился на территорию склада, куда мне был выписан пропуск среди полученных документов.

Склад № 2 оказался большой территорией с частью крытых помещений и открытых площадок, в которых и на которых стояли сотни автомобилей «ГАЗ-24» разных цветов. В небольшой конторке никого не оказалось и я пошел вдоль подъездного ж.д. пути, на котором стояло несколько платформ и шла погрузка на них автомобилей. Здесь оказался нужный мне заведующий складом, который на мое обращение очень нелюбезно, не глядя на меня, отрезал:
– Не видишь! Я занят, погоди! – И последовала целая тирада матерщины в адрес рабочих, ведущих погрузку. Понял, что завскладом изрядно пьян. Прождав минут 15-20, я вторично обратился к заведующему и уже в тоне близком к его выражениям потребовал более внимательного отношения ко мне, что оказывается подействовало. Он, посмотрев мои документы, тут же обратился к одному довольно пожилому рабочему, не участвовавшему в погрузочных работах, у которого через плечо висела сумка с какими то инструментами:
– Петрович! Покажи где выбрать автомобиль! Я потом приду и оформлю.
Петрович ведет меня к одной из площадок, где стоит более сотни автомобилей, в замках левой передней двери которых торчат ключи. Машины разных цветов, но все кузова выглядят какими то серыми от въевшейся пыли и дыма, потеков атмосферных осадков.
– Выберешь твой цвет, можешь завести двигатель, но не на долго, бензина в баке мало. Потом приедешь в конторку с ключами – говорит Петрович и уходит. Глаза разбегаются, начинаю ходить по рядам и высматривать автомобили белого и светло-серого цвета. Почти у каждого рассматриваемого автомобиля обнаруживаю: то спущен воздух из баллона, то есть течь тормозной жидкости, то не работают стеклоподъемники дверей, то на кузове красивого белого цвета большое пятно ржавчины не поддающееся снятию даже при больших моих усилиях. Вижу несколько поодаль крытый навесом на колоннах склад тоже заполненный рядами автомобилей. Отправляюсь туда и нахожу понравившийся мне экземпляр светло-серого с несколько голубым оттенком цветом, в котором не обнаружил никаких недостатков. Завел, прослушал работу двигателя и решил на этом остановиться. Уже никого не спрашивая, пришлось завести пару других автомобилей, чтобы выехать из склада. Оставил на выходе автомобиль и пришел в конторку, где уже находился заведующий в еще более пьяном состоянии. По навешенной на ключи картонке с какими то надписями, завскладом были извлечены документы, он их вручил Петровичу и мы с последним отправились к автомобилю, сверили документы с номерами кузова и двигателя в натуре и я подъехал к конторке. Прежде чем выдать мне пропуск на выезд завскладом, похвалив мой выбор, дружелюбным уже тоном:
– Ну, командир, а магарыч! – Первым побуждением моим было выдать ему несколько «добрых слов» в его прежнем тоне, но передумал и все-таки на радостях дал ему четвертную.
На прощание завскладом дает мне еще одну бумажку и говорит:
– С этим надо после выезда с территории пройти на другой склад и получить там сумку с придаваемым к автомобилю инструментом. Но он уже закрыт, рабочий день закончился. Так что завтра с утра.

Подъезжаю на площадь перед отделом сбыта, уже свободных мест для стоянки почти нет. Юлия ждет меня вместе со страховым агентом, которая уже уговорила Юлю застраховать наш автомобиль. Мы обменялись информацией и решили остаться на ночевку в автомобиле, утром получить инструмент, вернуться к месту нашего временного проживания, где отдохнуть и лишь на следующий день с раннего утра отправиться в путь на Москву. После оформления страховки, агент любезно предложила нам принести из дому, а живет она поблизости, подушку и одеяло, так как ночи очень прохладные. Эта добрая женщина действительно выполнила свое обещание и мы были ей очень благодарны. Юлия легла отдыхать, а я познакомился с водителями рядом стоящих с обеих сторон грузовых автомобилей, занимавшихся профилактическим осмотром полученных автомобилей, а на самом деле докручиванием всех гаек, подтягиванием манжетов, крепящих трубопроводы, смазкой трущихся узлов, то-есть выполняли то, чего недоделали работники конвейера автозавода. Водители оказались из одного небольшого городка Полтавской области, «щирые хохлы», предложившие мне возможность пользования их инструментом, чтобы заняться тем же на своем автомобиле. Оказалось, что даже очень важные узлы, как крепления рессор к кузову и к полуосям практически были не только не затянуты, а гайки почти только наживлены. Удивительно как я доехал от склада до площади без аварии. Несколько часов, почти до полуночи я «крутил гайки» и это, думаю, дало возможность почти без приключений добраться до Москвы. После не очень удобного сна в автомобиле, ожидания открытия нужного нам склада и потери времени на получение инструмента, так как не оказалось в наличие домкратов для «ГАЗ-24» и пришлось ожидать доставку их с центральной базы, не очень рано следующего дня заправили «под завязку» бак бензином на находящейся вблизи бензозаправке. Устроили праздничный обед с вином, отказались от предложенной хозяйкой квартиры прогулки по городу в пользу отдыха с тем, чтобы выехать в Москву рано утром.

Шоссе «Горький-Москва» в основном однополосное в каждом направлении, довольно напряженное по загруженности мы одолели почти безостановочно, не нарушая допустимых дорожными знаками скоростей движения. Нашей целью было добраться как можно быстрей в Москву, поездка была не туристической, поэтому не интересовались достопримечательностями городов Дзержинск, Владимир, Орехово-Зуево и через 7-8 часов были уже на кольцевой дороге и еще через час в Загорянке на даче у Аксельбантов. Единственным происшествием этой поездки было то, что примерно в 50 километрах не доезжая к Москве неожиданно полностью отвалился от рулевой колонки, оставшись в моей руке после попытки его включения, узел указателя поворотов. Пришлось показывать маневр высунутой из кузова рукой, как это делалось ранее в годы отсутствия у Советских автомобилей таких приспособлений.

Вся семья Аксельбантов одобрили наш выбор цвета автомобиля. В связи с необходимостью моего с Юлией отъезда в Ташкент для оформления моего трудового отпуска и возвращения для дальнейшего перегона автомобиля своим ходом, мы обсудили с ними варианты места стоянки нашей «Волги» в Москве. Давик обратился к ряду своих друзей и был принят вариант оставить автомобиль в свободном гараже Кира Пинтеля в городской черте, что казалось наиболее безопасным. Мы вылетели в Ташкент.
Так мы стали владельцами «Волги – ГАЗ-24», а наши сыновья владельцами наших бывших автомобилей–«Москвич-408» и Жигули – ВАЗ-2103».

Продолжение истории: Большое турне на ГАЗ-24 "Волга": из Москвы в Ташкент
Резервная копия записи находится здесь: http://diecast43.dreamwidth.org/339354.html
Навигатор по журналу

diecast43.livejournal.com

Красная полоса, магарыч и ГАЗ-24 "Волга"

Подсмотрено в журналеjlm_taurus

"Взгляд изнутри", Книга третья
Леонид Бешер-Белинский

"...Я был очень большим любителем автомобиля, поездки за рулем, даже время провождения «под автомобилем» для проведения требуемого инструкциями техобслуживания были мне удовольствием, за рулем я никогда не уставал и мог проехать большие расстояния и много часов подряд. Почти уже 30 лет у нас был собственный автомобиль. Были у нас материальные возможности, мне хотелось иметь «Волгу – ГАЗ-24», а Юлия всегда поддерживала меня в таких моих желаниях. Она тоже стала любительницей дальних поездок, хотя когда то в молодости ее укачивало в автомобиле и поездки были не в большом удовольствии. Со временем и по мере многочисленных поездок, она преодолела это свойство и прекрасно чувствовала себя в путешествиях, некоторые из которых я описал в предыдущих и в этой книгах.

Читатель уже знает, что снабжение остродефицитными промышленными товарами бытового назначения, как холодильники, стиральные машины, мебельные гарнитуры, ковры, мотоциклеты и автомобили и др., по линии Минсредмаша и его ГлавУРС'а трудящихся нашего Ташкентского филиала института поводилось через УРС ЛГХК и его базы, находящиеся в г. Чкаловске, Ленинабадской области Таджикистана. Из числа выделенных на очередной календарный год дефицитных товаров руководство УРС'а по каким то критериям составляло разнарядку каждого вида товаров, причитающихся каждому из входящих в состав комбината и его спутников подразделению, эту разнарядку утверждал директор комбината, в данном случае Владимир Яковлевич Опланчук. Так как число выделяемых комбинату автомобилей «ГАЗ-24» было небольшим, то филиалу института их не выделяли, во всяком случае, за время моей работы здесь и до 1980 года было так. Примерно в 1977, или 78 году я попросил аудиенцию у В. Опланчука, получил согласие и при личной беседе, прошедшей во весьма дружественной обстановке с расспросом о здоровье, семейных делах, супруге, детях, которых Владимир Яковлевич знал еще со времен работы в Янгиабадском рудоуправлении, принял мое заявление с просьбой выделить мне для приобретения «ГАЗ-24», заверил меня, что удовлетворит мою просьбу, хотя сделать это будет очень нелегко по причине очень большого числа претендентов. Я терпеливо ждал, но вот уже наступил 1980 год, а моя просьба осталась неудовлетворенной.

В одной из командировок в Москву в головной институт узнал от своих друзей, что как раз сейчас происходит распределение выделенных институту автомобилей, в том числе есть и два-три «ГАЗ-24». По уже сложившейся традиции по приезду в Москву бывать у директора института О.Л. Кедровского, в этот раз после моего доклада о целях моего приезда и круга решаемых вопросов, рассказал о моем желании иметь «Газ-24» и невозможностью его приобретения, из-за не выделения их филиалу, я попросил в порядке исключения выделить мне такой автомобиль. Олег Леонидович не сразу, а после некоторого раздумья поднял трубку телефона и говорит:
– Леонид, а что это мы обижаем такой большой коллектив как наш Ташкентский филиал. Вот у меня сидит уважаемый Леонид Бешер-Белинский и слезно просит выделить ему «ГАЗ-24», о котором мечтает уже несколько лет. Думаю, что он заслужил такое. Подумай и реши этот вопрос в своем профкоме, а мой голос «за» учтите в пользу Леонида Борисовича. – С кем он говорил я сразу не сообразил, а мне говорит:
– Я свою миссию выполнил. А теперь свяжись с Аверкиным, это председатель Комитета профсоюза института.

Когда я рассказал об этом разговоре моим друзьям Дмитрию Бугримову и Юрию Литинскому, они тут же меня обнадежили тем, что Леонид Аверкин не может не поддержать решение директора, сумеет провести необходимое решение в местном комитете профсоюза. Кроме всего прочего, Бугримов, как оказалось, был близким товарищем Аверкина и обещал мне содействие и информацию о ходе решения моего вопроса. Уже на следующий день мне стало известно, что решение заседания комитета профсоюза состоялось и председатель Л. Аверкин сумел после многих дебатов убедить большинство его членов выделить автомобиль «Газ 24» главному инженеру проектов по НГМК филиала № 1 Л.Б. Бешер-Белинскому. Это было в начале 1980 года. Теперь следовало дождаться поступления в Москвореченский ОРС конкретной разнарядки с указанием квартала получения автомобиля. С этим я уехал домой, окрыленный , но еще сомневающийся в окончательном успехе.

В июле мне сообщили о необходимости оплаты покупки автомобиля в ОРС'е наличными деньгами и его получению непосредственно на заводе-изготовителе в городе Горьком. В этом городе мы никогда не бывали и знакомых не имели. Оказалось, что у нашей сватье Евгении Давыдовне есть в Горьком знакомая, бывшая киевлянка (имя не помню), с которой Евгения связалась по телефону и получила согласие приютить нас с Юлией на пару дней. Получив в сберегательной кассе сертификаты, мы с Юлей вылетели в Москву, остановились у Аксельбантов. В сберкассе Москворечья обменяли сертификаты на наличные деньги, оплатили стоимость автомобиля в кассе ОРС'а, получили квитанцию, наряд-заказ с красной полосой по диагонали на получения автомобиля «Волга – ГАЗ-24» на заводе и доверенность от ОРС'а на совершение этой операции. С этим выехали в Горький поездом.

Город Горький довольно большой и такси нас доставило по указанному нами адресу. Нашего возраста хозяйка квартиры приняла нас дружелюбно. На следующий день рано утром мы отправились на такси на автомобильный завод, занимающий всеми своими производствами, службами и жилыми кварталами целый большой район. Таксист подвез нас прямо к четырехэтажному зданию отдела сбыта автомобильного завода, перед главным фасадом которого большая заасфальтированная площадь, а на ней десятки грузовых «Газиков» на каких то металлических конструкциях задрали «носы» или «задки», а под ними что то делают мастеровые. Войдя в большой зал первого этажа здания мы увидали сотни людей, в основном мужчин, толпящихся в очередях к двум десяткам окошек-касс, в непосредственной близости у которых очередь превращалась в орущую толпу. Кое-как расспросивши о здесь происходящем, поняли, что это представители многих предприятий, производств, колхозов и совхозов, со всех концов Центральной России, Урала, Западной Сибири, Украины, Молдавии, Прибалтики, имеющие разнарядку на получение грузовых автомобилей и граждане на получение легковых автомобилей и должные получить их методом самовывоза. Через эти окошки идет оформление, в результате которого можно получить занаряженный транспорт из соответствующего склада. Нам сказали, что на это уходит от 3 до 5 дней. В одном из уголков зала за небольшим столиком сидела женщина с кипой каких то бумаг-бланков, оказавшейся агентом страховой организации, предлагающей здесь же застраховать полученные автомобили прежде, чем отправиться на них в дальний путь. Она посмотрев мои документы сказала:
– О! Да у Вас с красной полосой! Так Вам надо не здесь стоять, а подняться на третий этаж и пройти в кабинет к полковнику, который оформляет таких, как Вы.

Юлия осталась возле агента, а я отправился на третий этаж, куда можно было пройти только через стоящего у лестницы охранника, требующего документы. Он же и объяснил местонахождение нужного мне полковника. В небольшом кабинетике, в который я вошел после разрешения на мой стук, за письменным столом сидел довольно пожилой, крупный человек в мундире полковника с отличиями отставника. После просмотра документов, вопроса из какого я ведомства он очень медленно, чинно разложил нужные бумаги и, рассказывая о моих дальнейших действиях, спросил какого цвета я хочу автомобиль, заполнил ряд бланков, дал мне расписаться в их получении и, пожелав успехов, показал куда я должен пройти на склад № 2, показав этот склад, территория которого была видна из окна его кабинета.Юлия за время моего отсутствия поближе познакомилась со страховым агентом, которая уговорила ее застраховать наш автомобиль после его получения. Юлия осталась при агенте, а я отправился на территорию склада, куда мне был выписан пропуск среди полученных документов.

Склад № 2 оказался большой территорией с частью крытых помещений и открытых площадок, в которых и на которых стояли сотни автомобилей «ГАЗ-24» разных цветов. В небольшой конторке никого не оказалось и я пошел вдоль подъездного ж.д. пути, на котором стояло несколько платформ и шла погрузка на них автомобилей. Здесь оказался нужный мне заведующий складом, который на мое обращение очень нелюбезно, не глядя на меня, отрезал:
– Не видишь! Я занят, погоди! – И последовала целая тирада матерщины в адрес рабочих, ведущих погрузку. Понял, что завскладом изрядно пьян. Прождав минут 15-20, я вторично обратился к заведующему и уже в тоне близком к его выражениям потребовал более внимательного отношения ко мне, что оказывается подействовало. Он, посмотрев мои документы, тут же обратился к одному довольно пожилому рабочему, не участвовавшему в погрузочных работах, у которого через плечо висела сумка с какими то инструментами:
– Петрович! Покажи где выбрать автомобиль! Я потом приду и оформлю.
Петрович ведет меня к одной из площадок, где стоит более сотни автомобилей, в замках левой передней двери которых торчат ключи. Машины разных цветов, но все кузова выглядят какими то серыми от въевшейся пыли и дыма, потеков атмосферных осадков.
– Выберешь твой цвет, можешь завести двигатель, но не на долго, бензина в баке мало. Потом приедешь в конторку с ключами – говорит Петрович и уходит. Глаза разбегаются, начинаю ходить по рядам и высматривать автомобили белого и светло-серого цвета. Почти у каждого рассматриваемого автомобиля обнаруживаю: то спущен воздух из баллона, то есть течь тормозной жидкости, то не работают стеклоподъемники дверей, то на кузове красивого белого цвета большое пятно ржавчины не поддающееся снятию даже при больших моих усилиях. Вижу несколько поодаль крытый навесом на колоннах склад тоже заполненный рядами автомобилей. Отправляюсь туда и нахожу понравившийся мне экземпляр светло-серого с несколько голубым оттенком цветом, в котором не обнаружил никаких недостатков. Завел, прослушал работу двигателя и решил на этом остановиться. Уже никого не спрашивая, пришлось завести пару других автомобилей, чтобы выехать из склада. Оставил на выходе автомобиль и пришел в конторку, где уже находился заведующий в еще более пьяном состоянии. По навешенной на ключи картонке с какими то надписями, завскладом были извлечены документы, он их вручил Петровичу и мы с последним отправились к автомобилю, сверили документы с номерами кузова и двигателя в натуре и я подъехал к конторке. Прежде чем выдать мне пропуск на выезд завскладом, похвалив мой выбор, дружелюбным уже тоном:
– Ну, командир, а магарыч! – Первым побуждением моим было выдать ему несколько «добрых слов» в его прежнем тоне, но передумал и все-таки на радостях дал ему четвертную.
На прощание завскладом дает мне еще одну бумажку и говорит:
– С этим надо после выезда с территории пройти на другой склад и получить там сумку с придаваемым к автомобилю инструментом. Но он уже закрыт, рабочий день закончился. Так что завтра с утра.

Подъезжаю на площадь перед отделом сбыта, уже свободных мест для стоянки почти нет. Юлия ждет меня вместе со страховым агентом, которая уже уговорила Юлю застраховать наш автомобиль. Мы обменялись информацией и решили остаться на ночевку в автомобиле, утром получить инструмент, вернуться к месту нашего временного проживания, где отдохнуть и лишь на следующий день с раннего утра отправиться в путь на Москву. После оформления страховки, агент любезно предложила нам принести из дому, а живет она поблизости, подушку и одеяло, так как ночи очень прохладные. Эта добрая женщина действительно выполнила свое обещание и мы были ей очень благодарны. Юлия легла отдыхать, а я познакомился с водителями рядом стоящих с обеих сторон грузовых автомобилей, занимавшихся профилактическим осмотром полученных автомобилей, а на самом деле докручиванием всех гаек, подтягиванием манжетов, крепящих трубопроводы, смазкой трущихся узлов, то-есть выполняли то, чего недоделали работники конвейера автозавода. Водители оказались из одного небольшого городка Полтавской области, «щирые хохлы», предложившие мне возможность пользования их инструментом, чтобы заняться тем же на своем автомобиле. Оказалось, что даже очень важные узлы, как крепления рессор к кузову и к полуосям практически были не только не затянуты, а гайки почти только наживлены. Удивительно как я доехал от склада до площади без аварии. Несколько часов, почти до полуночи я «крутил гайки» и это, думаю, дало возможность почти без приключений добраться до Москвы. После не очень удобного сна в автомобиле, ожидания открытия нужного нам склада и потери времени на получение инструмента, так как не оказалось в наличие домкратов для «ГАЗ-24» и пришлось ожидать доставку их с центральной базы, не очень рано следующего дня заправили «под завязку» бак бензином на находящейся вблизи бензозаправке. Устроили праздничный обед с вином, отказались от предложенной хозяйкой квартиры прогулки по городу в пользу отдыха с тем, чтобы выехать в Москву рано утром.

Шоссе «Горький-Москва» в основном однополосное в каждом направлении, довольно напряженное по загруженности мы одолели почти безостановочно, не нарушая допустимых дорожными знаками скоростей движения. Нашей целью было добраться как можно быстрей в Москву, поездка была не туристической, поэтому не интересовались достопримечательностями городов Дзержинск, Владимир, Орехово-Зуево и через 7-8 часов были уже на кольцевой дороге и еще через час в Загорянке на даче у Аксельбантов. Единственным происшествием этой поездки было то, что примерно в 50 километрах не доезжая к Москве неожиданно полностью отвалился от рулевой колонки, оставшись в моей руке после попытки его включения, узел указателя поворотов. Пришлось показывать маневр высунутой из кузова рукой, как это делалось ранее в годы отсутствия у Советских автомобилей таких приспособлений.

Вся семья Аксельбантов одобрили наш выбор цвета автомобиля. В связи с необходимостью моего с Юлией отъезда в Ташкент для оформления моего трудового отпуска и возвращения для дальнейшего перегона автомобиля своим ходом, мы обсудили с ними варианты места стоянки нашей «Волги» в Москве. Давик обратился к ряду своих друзей и был принят вариант оставить автомобиль в свободном гараже Кира Пинтеля в городской черте, что казалось наиболее безопасным. Мы вылетели в Ташкент.
Так мы стали владельцами «Волги – ГАЗ-24», а наши сыновья владельцами наших бывших автомобилей–«Москвич-408» и Жигули – ВАЗ-2103».

Резервная копия записи находится здесь: http://diecast43.dreamwidth.org/339354.html

Навигатор по журналу

f-passenger.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *