Разное

Маза история: Советский зубр. История МАЗа » ГРУЗАВТОИНФО

Содержание

Советский зубр. История МАЗа » ГРУЗАВТОИНФО

Седьмого ноября, вместе с годовщиной некогда основного праздника страны, отмечает свой день рождения и одна из главных грузовых марок Советского Союза – МАЗ.


Во время Великой Отечественной, и после, лежавшая в разрухе огромная страна остро нуждалась в коммерческой технике. Еще летом 1944 года, всего через несколько дней после освобождения Минска от немецко-фашистских войск, в старых ремонтных мастерских началась сборка армейских грузовиков Studebaker из узлов, поступавших из США по ленд-лизу. В 1945 году правительство СССР приняло решение о создании на базе мастерских предприятия по производству тяжелых грузовиков — Минского автомобильного завода, теперь хорошо известного, как МАЗ. Первыми машинами этой марки, которые, как было принято, вышли из цеха как раз к 7 ноября 1947 года, стали 6-тонные самосвалы МАЗ-205, созданные еще на Ярославском автозаводе. Они оснащались 4-цилиндровыми двухтактными дизелями ЯАЗ-204А (4650 куб. см, 110 л.с.), основой которых были американские моторы GM 4-71. Грузовики были оборудованы 5-ступенчатыми коробками передач Ярославского завода, пневматическим приводом тормозов, дерево-металлической кабиной и дисковыми колесами. При полной массе 12,8 т машины развивали максимальную скорость 50 км/ч. На грузовики серии «200» в 1959 и 1964 годах пришелся выпуск 100- и 200-тысячного автомобиля марки «МАЗ». Через некоторое время на МАЗе развернулось также производство собственного прицепного состава для своих автомобилей.


В 1950 году на МАЗе было создано конструкторское бюро сверхтяжелых грузовых автомобилей, которое возглавил известный конструктор Борис Львович Шапошник. Под его руководством 17 сентября 1950 года был собран первый 25-тонный карьерный самосвал МАЗ-525 с 4-тактным дизелем Д-12А, V12 (38,8 л, 300 л.с.), механической 5-ступенчатой коробкой передач, и цельнометаллическим кузовом вместимостью 14,3 куб. м. В 1957 году началось изготовление трехосной машины МАЗ-530 грузоподъемностью 40 тонн. Мощность двигателя довели до 450 л.с. Впервые на этом автомобиле были использованы гидромеханическая трансмиссия, включавшая гидротрансформатор, 3-ступенчатую планетарную коробку передач, межосевой дифференциал и планетарные колесные редукторы. МАЗ-530 развивал скорость 42 км/ч и расходовал 200 литров топлива на 100 км. С 1956 года МАЗ выпускал также необычные для тех времен специальные колесные машины: строительный МАЗ-528 и 300-сильный аэродромный тягач 541.

В программу также входили одноосные тягачи 529В и 531 с моторами мощностью 165 и 300 л.с. для буксировки скреперов.


В июне 1954 г. при МАЗе было создано специальное «закрытое» КБ для разработки полноприводных военных машин. Первым появился автомобиль МАЗ-535 (8×8) с двигателем мощностью 375 л.с., за которым вскоре последовал его усиленный двойник – МАЗ-537 (525 л.с.). В армии они служили тягачами и носителями мощного вооружения, а в народном хозяйстве работали в отдаленных районах для доставки труб или особо тяжелых грузов. По качеству равных им в СССР не было, недаром завод давал 10-летнюю гарантию на свои секретные машины.


Через несколько лет появился самый, пожалуй, известный военный вездеход МАЗ-543 с двумя кабинами, получивший неофициальное название «Ураган».

Следующим важным этапом стало создание заводом первых тяжелых советских грузовиков с бескапотной компоновкой. Еще в 1958 году на МАЗе собрали первые образцы машин нового поколения «500», но лишь в 1965 году, после реконструкции завода, развернулось их серийное производство. Базовым вариантом стал бортовой 7,5-тонный МАЗ-500 с колесной базой 3850 мм.


На нем использовались новый дизельный двигатель ЯМЗ-236 V6 (11149 см3, 180 л.с.), 5-ступенчатая коробка передач, телескопические гидроамортизаторы в передней подвеске, бездисковые колеса, откидываемая цельнометаллическая кабина. Базовая модель полной массой 14,2 тонны развивала скорость 75 км/ч, а расход топлива составлял 25 л на 100 км. В 1968 году появился первый трехосный дорожный автомобиль, 14-тонный грузовик МАЗ-516 (6×2) с третьим поддерживающим и подъемным мостом.


В 1970 году произошла модернизация 500-го семейства. Колесная база бортовой модели МАЗ-500А возросла на 100 мм, грузоподъемность увеличилась до 8 т. Магистральный тягач МАЗ-504В получил новый дизель ЯМЗ-238 V8 (14860 куб. см, 240 л.с). Он работал с двухосным бортовым полуприцепом МАЗ-5205 (полная масса автопоезда 32 т), имел спальное место в кабине, подрессоренное сиденье водителя и выпускался до 1979 года.


Третье поколение МАЗов 1977-89 годов представляло собой набор различных переходных комбинаций из шасси 500-й серии, которые стали базой для всех современных моделей. Первым прообразом современного поколения стал 8-тонный грузовик МАЗ-5335, отличавшийся лишь облицовкой кабины и цельнометаллической грузовой платформой. На его базе выпускали различные специализированные тягачи и грузовики. К этому времени наметились контуры более совершенного семейства, которое основывалось на новых дизелях ЯМЗ (280-360 л.с.), 8-ступенчатой коробке передач, и новой откидываемой кабине. Первым из них в 1978 году был седельный тягач МАЗ-6422 (6×4), прозванный «СуперМАЗом», оборудованный дизелем ЯМЗ-238Ф с турбонаддувом (320 л.с.), стабилизаторами поперечной устойчивости в подвеске и наиболее комфортабельным вариантом кабины с двумя спальными местами. Он работал с 3-осным бортовым полуприцепом МАЗ-9398 грузоподъемностью 26 т. Полная масса автопоезда достигла 42 т, максимальная скорость – 88 км/ч.

Переход на новое поколение практически завершился к 1985 году. Базовыми стали седельные тягачи МАЗ-54322 и МАЗ-64227 с более комфортабельными кабинами. В 1988 году началось сотрудничество с немецкой фирмой MAN, чьи 360-сильные двигатели были впервые установлены на тягачи МАЗ-54326 и МАЗ-64226. Наконец, в том же году на Парижском автосалоне завод представил опытный «грузовик будущего» – МАЗ-2000 «Перестройка» длиной 15 метров со всеми силовыми агрегатами, расположенными внутри поворотной тележки под высокой обтекаемой кабиной. 14 апреля 1989 году был собран 1-миллионный грузовик. Им стал тягач МАЗ-6422, переданный Первому московскому автокомбинату. Параллельно успешно развивалось производство тяжелых многоосных автомобилей двойного назначения. В их основе были шасси МАЗ-543А (8×8) и МАЗ-547 (12×12), служившие носителями стратегических ракет.


С 1973 года на основе первой модели началось изготовление гражданского 20-тонного бортового грузовика МАЗ-7310 (8×8) и плетевоза «73101» с дизелем Д-12А (525 л.с.).

Впоследствии на их базе создали разнообразную гамму седельных тягачей, самосвалов и иных модификаций. На агрегатах серийных грузовиков был разработан четырехосный 21-тонный самосвал МАЗ-6515 с дизелем в 425 л.с., и поныне выпускаемый фирмой МЗКТ. Для советской армии изготовлялись 7-осные шасси-ракетоносцы «7912» и «7917», 8-осные автомобили «7922» и «7923» для доставки стратегических ракет «Тополь», а также уникальные 8- и 12-осные транспортеры «7906» и «7907». В 1991 году это производство было преобразовано в самостоятельное предприятие — Минский завод колесных тягачей.

Переход к экономическим реформам начала 90-х годов ознаменовался крупными экономическими и политическими потрясениями, поставившими МАЗ на грань катастрофы. В дальнейшем МАЗ смог восстановить силы, модернизировать свои предыдущие грузовики и создать их новое четвертое поколение. На них появились более современные агрегаты, АБС в приводе тормозов, противобуксовочная система ASR. Наряду с российскими двигателями Ярославского и Тутаевского моторных заводов все шире стали использоваться немецкие моторы MAN, американские Cummins, и даже английские Perkins. На магистральных тягачах применялись 9-ступенчатые коробки передач ЯМЗ, 12- или 16-ступенчатые Eaton и ZF, кабины с высокой крышей, регулируемыми сиденьем и рулевой колонкой.


11 марта 1997 года с конвейера сошел первый двухосный седельный тягач семейства «5440» пятого поколения для автопоезда полной массой 44 тонн, развивающий скорость 120 км/ч. По выбору заказчика его можно было оборудовать разными двигателями мощностью 370-600 л.с., 9-, 12-и 16-сгупенчатыми коробками, рессорной или пневматической подвеской с электронным регулированием жесткости. Автомобиль оснащался более комфортабельной кабиной собственного производства с внутренней высотой 1850 мм и двумя спальными местами. Начало новому трехосному поколению дал седельный тягач МАЗ-6430 для 46-тонных автопоездов. Его варианты «643008» и «643026» комплектовали 400-сильными дизелями ЯМЗ и MAN соответственно. В 1999 году завод представил необычный для себя 4,5-тонный развозной грузовик МАЗ-4370 с дизелем Д-245.9 (136 л.с.) Минского моторного завода. Его производство началось в марте 2000 года.


23 октября 1998 году на дочернем совместном предприятии «МАЗ-МАН» начала действовать линия по сборке магистральных тягачей 543265 и 543268 с немецкими моторами в 370-410 л.с. для работы в составе 44-тонных автопоездов. Они базировались на переоборудованных шасси МАЗ-5432 с дизелями МАН, кабинами от серии «F2000» и 16-ступенчатой коробкой ZF. Однако увеличить объемы производства СП не удалось, немецкие партнеры из него вышли, и предприятие превратилось в специализированный цех по выпуску особых моделей МАЗа, в частности, четырехосные самосвалы модели 6516.

В последнее время МАЗ продолжает совершенствовать последнее поколение своих машин, увеличивая гамму и многообразие модификаций. Так, новую кабину имплантировали на семейства коммунальных, строительных и военных автомобилей. На магистральные грузовики, помимо новейшего ЯМЗ-650 (лицензионный Renault Dx13), устанавливаются различные двигатели от Mercedes и MAN экологических уровней Euro-4, -5.

Завод по-прежнему изготовляет широкую гамму различных прицепов и полуприцепов, а с 1993 года действует его филиал по производству многоместных автобусов. Со дня основания Минский автомобильный завод изготовил более 1,2 миллиона автомобилей.

Антон Михайлов, фото автора и ОАО «МАЗ»

История МАЗа :: IMHOclub — Территория особых мнений

 


Беларусь — страна развитой промышленности, обладающая хорошими традициями в машиностроении. На сегодняшний день в небольшой республике производят практически всю линейку автомашин: грузовые, сельскохозяйственные, военные, городской автотранспорт, электробусы, есть попытки производить свои легковушки.

Интересно, но вся история белорусского автомобилестроения началась с Минского автомобильного завода. Именно МАЗу Беларусь обязана и за гигантов от БелАЗ, и военным тягачам МЗКТ, а также собственному производству полной линейки городского автотранспорта, прицепов и много другого. Поэтому летопись МАЗа заслуживает самого пристального внимания. Предлагаю рассмотреть историю предприятия на разных этапах его развития.

Первая часть моего рассказа посвящена военному и послевоенному этапу становления самого завода, прародителя белорусского автомобилестроения. Цеха Минского автомобильного завода зародились на то время в юго-восточной окраине Минска, у соснового бора в районе Могилевского шоссе, в тогда еще военном городке «Красное урочище».

 

Официальная историография утверждает, что за дату основания автозавода принято брать 9 августа 1944. В тот жаркий летний день в Москве было издано постановление Государственного комитета обороны СССР создать в только что освобожденном от гитлеровцев Минске авторемонтное предприятие на базе бывшего немецкого завода «Даймлер-Бенц».

Примечательно, но и немцев нельзя считать первооткрывателями завода и данной местности, так как многоэтажная застройка и автомастерские в районе современного автозавода существовала еще за десятилетие до появления самого предприятия. Ведь 1930-е здесь, в 7 км от городской черты была дислоцирована 26-я танковая дивизия Рабоче-Крестьянской Красной армии. И к 1936 году в районе нынешней Минской станции метро «Автозаводская» уже была выстроена самая современная на то время городская инфраструктура, а именно: масштабный военный городок из комплекса казарм, офицерских домов, ряда общественных зданий и ремонтных мастерских.

Именно на базе этих мастерских, вскоре после захвата Минска, новая оккупационная администрация решила организовать авторемонтный завод для обслуживания автомобилей и танков вермахта. Строил завод немецкий концерн «Даймлер-Бенц», имевший тогда филиалы по всей Европе. Скоро завод с более чем пятью тысячами работников стал одним из крупнейших предприятий в оккупированной Восточной Европе.

Справка: эта немецкая автомобилестроительная компания, выпускавшая собственные автомобили и двигатели внутреннего сгорания, успешно существует и сейчас. В 1998 году концерн расширился, выкупив знаменитый американский автомобильный бренд Chrysler.

На уникальном архивном снимке мы можем видеть, как выглядело это крупное предприятие, непосредственный предшественник МАЗа. Некоторые из этих ремонтных павильонов до сих пор сохранились на заводской территории, являясь уникальным для Минска памятником нацистской архитектуры, о происхождении которого мало кто и подозревает.

Но что сохранилось до сегодняшнего дня совершенно точно, так это с несколько десятков советских еще довоенных многоэтажных зданий. То, что в полуразрушенном во время войны городе, уцелел такой крупный и цельный архитектурный ансамбль 1930-х само по себе является событием, а вместе с окружающей его застройкой первого послевоенного десятилетия все это и сегодня делает район автозавода одной из интереснейших территорий Минска.

Вот, к примеру, довоенные дома по улице Центральной. Обратите внимание, башня оборудована часами, а на верхушке устроен наблюдательный пункт местной ПВО. Такие башни были не декорациями, а частой приметой на предвоенных и первых послевоенных зданиях.

На первом этаже этого жилого дома располагался длинный универмаг «Автозаводской», главный промтоварный магазин всего военного поселка.

Там же находился и располагается поныне большой парк, на территории которого была гостиница военного городка 1930-х годов, позже перестроенная под поликлинику. Здание было снесено на рубеже 2008—2009 гг.

Рядом с парком расположен ресторан, ныне называемый «Рико». А до и во время войны выполнявший функции офицерской столовой.

Основной интерес на улице вызывают четырехэтажные жилые дома 1936—1937 годов постройки, напоминающие о довоенном прошлом поселка автозавода.

Это типовые ДОСы, дома офицерского состава, массово строившиеся в военных городках по всему Советскому Союзу перед Великой Отечественной войной. Обратите внимание на характерные угловые балконы и вертикальное остекление лестничных клеток. Жилье действительно комфортное. В квартирах не только высокие потолки, но и столовые комнаты, кладовки, газовые колонки для подогрева воды и прочие прелести цивилизации. Во время войны в домах жили немецкие офицеры и инженерный состав.

В 2017 году сквер по этой улице прославился тем, что в ход строительства обычной теплотрассы вмешался лично президент Лукашенко, запретивший строителям «вырубать вековые деревья», призвав их подумать о людях.

На современную предзаводскую площадь выходят еще несколько довоенных зданий времен «Красного урочища». Это похожие в общем, но несколько отличающиеся в деталях казармы, где жил рядовой состав танковой дивизии.

Сейчас монументальные трехэтажные кирпичные здания заняты различными среднеспециальными учебными заведениями. Это, например, — автомеханический техникум, ставший кузницей кадров для послевоенного МАЗа. И кто знает, может быть — и для будущих инженеров белорусской «Теслы». По крайней мере на это надеется президент, приезжавший в этот колледж 1 сентября 2017-го, и много говорившего про инновации в автомобилестроении.

На фасаде техникума дата постройки здания и элегантные балконы с закругленными углами.

Соседняя казарма (Социалистическая, 7). Единственная из тройки сохранившихся довоенных зданий по этой улице каким-то чудом осталась не покрашенной, и сохранила оригинальную колористику краснокирпичных фасадов. Примерно так до войны выглядели и остальные казармы, ДОСы, и прочая застройка всего военного городка автозаводцев. После войны здесь было общежитие и гостиница для командировочных, а ныне там тюрьма — «химия». За ней, кстати, находятся открытые теннисные корты МАЗа, где свою спортивную карьеру начинал сам Максим Мирный.

Третью бывшую довоенную казарму занимает нынешнее ПТУ машиностроения (бывшее ПТУ металлистов).

Ещё одна из сохранившихся довоенных построек в районе улицы Социалистической. Ранее здание офицерского клуба (советского и немецкого), выполнявшего после войны и до постройки в 1975 году нового ДК МАЗ функции заводского дома культуры, затем там была библиотека предприятия, а сейчас здесь кружки для детей.

Это основные здания, сохранившиеся еще с довоенного периода.

Существует легенда, согласно которой партизаны, участвовавшие в знаменитом параде 16 июля 1944-го в нынешнем парке 40-летия Октября, где сейчас сверкает ярким фасадом гостиница «Пекин», прямо с парада отправлялись на первую великую стройку послевоенного социализма в республике.

Также доподлинно известно, что в первые месяцы после освобождения города в цехах «Даймлера» собирали грузовики из американских машинокомплексов и поставляли их на фронт. В основном это были машины марок Studebaker и GMC, которые поставлялись Советскому Союзу из США по ленд-лизу. Сборка американских машин остановилась сразу после окончания Второй мировой войны.

Послевоенное время требовало строительных машин-самосвалов. Поэтому первым самостоятельным автомобилем Минского автозавода стал самосвал МАЗ-205, которые вышли из заводских ворот в конце 1947 года, и возвестили о рождении белорусского автомобилестроения.

Чтобы минские автомобили быстрее заработали на стройках страны, завод предстояло строить темпами, которые диктовало время. Уже в конце 1948 года было завершено строительство первой, а в 1950-м — и второй очереди предприятия. В результате уже в 1948 году стало возможным организовать серийное производство автомобилей, а с завершением строительства завода выйти на запланированные первоначально проектные мощности и даже превзойти их.

В 1951 году завод выпустил 25 тысяч машин против 15 тысяч плановых. Причем увеличивался не только выпуск автомобилей. Результатом поисков конструкторов стали машины, которых еще не знало мировое автомобилестроение. К примеру, первый в мире сорокотонный самосвал МАЗ-530 на Всемирной выставке в Брюсселе в октябре 1958 получил наивысшую награду. Однако пока поговорим не об успехах МАЗа в производстве, а про достижения в послевоенном быте для рабочих передового завода.

Кадры 1953 года. Рабочие МАЗа идут на работу по улице Центральной.

Панорама только построенного жилого поселка автозаводцев. 1953 год. Ранее на месте новостроек был лес.

Могилевское шоссе (в настоящем Партизанский проспект) у перекрестка с улицей Котовского и автобус ЗиС-155, основа системы минского общественного транспорта, в классической раскраске. Обратите внимание, что жилые дома поселка автозавода крыты керамической черепицей — роскошь, впоследствии бесследно исчезнувшая. То есть после войны деньги на черепицу были, а сейчас, увы, их не стало.

В районе улицы Мичурина (недалеко от центральной проходной МАЗ) существовали многочисленные коттеджи на две семьи, позже снесенные ради строительства многоэтажек.

Детский сад в поселке с декоративными гипсовыми скульптурами.

Но и это еще не было пределом мечтаний простых заводчан в первое послевоенное десятилетие. Так руководящие работники завода и высший инженерный состав жил в самом центре города, в домах напротив КГБ Беларуси. То есть у них был свой собственный элитный жилой комплекс, своеобразный аналог нынешнего «дома Чижа» на Немиге.

Достраиваются жилой дом с универсамом «Центральный» и Дворец культуры профсоюзов на Октябрьской (тогда еще Центральной) площади.

В таких домах существовали даже поквартирные таблички с фамилиями жильцов у подъезда.

Как видно, Советский Союз отдавал все что мог для строителей и рабочих первого белорусского гиганта автомобилестроения. Но о послевоенных достижениях МАЗа я расскажу уже во второй части этого материала.
 

 
 

Читайте в ИМХОклубе:
Беларусь: культура строить машины. Лучше один раз увидеть

 
            

Маза (Самарская область), История, Известные люди, Участники ВОВ

СтранаРоссия
Субъект федерацииСамарская область
Муниципальный районШигонский
Сельское поселениеНоводевичье
Телефонный код+7 84648
Код ОКАТО36 250 ???
Автомобильный код63, 163
Основан1706
Прежние названияНовоалександровская слобода
КоординатыКоординаты: 53°30′52″ с. ш. 48°51′18″ в. д. / 53.514444° с. ш. 48.855° в. д. (G) (O) (Я)53°30′52″ с. ш. 48°51′18″ в. д. / 53.514444° с. ш. 48.855° в. д. (G) (O) (Я)
Почтовый индекс446724
Часовой поясUTC+4

Маза — село Шигонского района Самарской области, сельского поселения Новодевичье

История

Образовалось поселение в 1580 году, после взятия Казани Иваном Грозным. По этой местности проходила дорога от Урала на Москву. По ней в то время гнали скот через Мазу. Речка Маза после выхода из лесных и холмистых мест образовывала обширное болото. Гуртоправы на этом месте поили скот. Коровы часто лезли в болото и вязли. Приходилось их вытаскивать и поневоле лезть в эту грязь. Существует версия, что название речки, соответственно, села может быть связано с этим «мазанием». Но и другие версии имеют право на существование. Село возникло в 1706 году и первоначально именовалось Новоалександровской слободой, и находилось во владениях князя А. Д. Меньшикова. После падения князя Меньшикова, в мае 1729 года, Маза была пожалована братьям Левашёвым. После помещиков Левашёвых селом Маза владела казна. Село расположено на старинном почтовом тракте, дороге, проходящей вдоль Волги от Симбирска, Сенгилея, Новодевичья до южных границ Симбирской губернии. В селе Маза находилась большая почтовая станция.
1870 год, упоминание в Ведомостях Симбирского наместничества, Сенгилеевский уезд:

45.Село Новоалександровское Маза тож, при речке Маза, помещиковых крестьян

1169 ревизских душ .

История Церкви

В начале XVIII века здесь уже была построена деревянная церковь, рядом с ней находилось кладбище. В начале XIX века церковь передали селу Новопольцево Ставропольского района. Новую церковь начали строить в 1803году.

Исторические сведения о сельской церкви :

С 2006 года храм отдан в подчинение Прихода храма в честь Успения Пресвятой Богородицы (г. Тольятти, Комсомольское шоссе, 2а Портпосёлок) настоятель храма протоиерей Иоанн (Ермаков). Реставрационные работы ведутся специалистами высокого уровня при финансовой поддержке прихожан.

История народного образования

Старожилы вспоминают, что в конце XIX века в школе Закон Божий преподавался священником Утехиным Василием Ивановичем

Известные люди

Маза . Въезд со стороны Новодевичья

Маза. Церковь возрождается, 2010 год

2011 год

Участники ВОВ

  • Свистунов Василий Григорьевич, 1909 г. рожд. Красноармеец. Умер от ран 25.7.42 г. Похоронен в деревне Верстейка Полавского района Новгородской обл.
  • Архиреев Василий Иванович, 1912 г. рожд. Рядовой. Погиб в октябре 1944 г.
  • Рябышев Михаил Дмитриевич 20.11.1927 Балтийский флот Моряк
  • Першин Арсений Иванович, 1918 г. рожд. Рядовой. Умер от ран 28.9.43 г. Похоронен в Саратове.
  • Лощилин Фёдор Васильевич, 1919 г. рожд. Красноармеец. Погиб в ноябре 1941 г.
  • Сафонов Иван Петрович, 1923 г. рожд. Мл. лейтенант. Погиб 9.12.42 г.Похоронен в Волгограде.
  • Калёв Пётр Михайлович, 1922 г. рожд. Мл. лейтенант. Погиб в январе 1943 г. Похоронен в районе Гомеля.
  • Матеров Василий Михайлович, 1922 г. рожд. Красноармеец. Погиб 27.1.42 г.Похоронен на ст. Погостье Ленинградской обл.
  • Вагин Александр Иванович, 1911 г. рожд. Красноармеец. Погиб 6.8.41 г. Похоронен на территории Смоленской обл.

Участники ВОВ из села Маза, вернувшиеся с фронта

  • Храмов Александр Михайлович
  • Архиреев Александр Иванович
  • Елизаров Дмитрий Иванович
  • Архиреев Павел Иванович
  • Хлопушин Михаил Иванович
  • Рачков Петр Васильевич
  • Колёскин Павел Николаевич
  • Подлипалин Павел Петрович
  • Сафонов Александр Петрович
  • Храмов Михаил Иванович
  • Тучкин Михаил Васильевич
  • Подлипалин Александр Петрович

География

Село расположено на реке Маза, впадающей в Ольгинский залив Куйбышевского водохранилища.

Дороги

Через село Маза проходит автомобильная дорога, соединяющая села Шигонского района, расположенные вдоль побережья Куйбышевского водохранилища: Подвалье, Сенькино, Платоновка, Новодевичье, Ольгино, Климовка

Улицы села

Горный переулок, Зеленая улица, Калинина улица, Колхозная улица, Новая улица, Полевая улица, Садовая улица, Свободы улица, Центральная улица, Школьный переулок

Происхождение названия (ойконим)

Речки и села с этими названиями неоднократно встречаются не только в Симбирско-Самарском Поволжье, но и в Мордовии, в Пензенской, Вологодской (село Маза, река Маза) и Нижегородской областях. В мордовском языке имеются мази — «красивый» и маза — «мелкий». А в татарском языке нарицательное маза значит «покой, спокойствие; спокойный». По одному из этих признаков, вероятно, была поименована речка, а по речке — селение.

 

 


История и современность ОАО МАЗ

«МАЗ» («Минский автомобильный завод») входит в состав концерна «Белавтомаз» и является его головной компанией. Это предприятие является флагманом белорусской машиностроительной отрасли, производящей транспорт различных видов: пассажирский, грузовой, спецтехнику, прицепной.

Автомобили марки «МАЗ» широко известны в Белоруссии и пользуются популярностью во многих странах мира. Минский машиностроительный завод богат своей историей.

Исторические факты

Решение Госкомитета обороны об образовании Минского автозавода было подписано в августе 1944 г. Через несколько месяцев появились первые автомобили-большегрузы. С конца сороковых годов предприятие начало выпуск первых моделей прицепной техники.
За годы своего существования завод выпускал разные виды качественного и надёжного транспорта. Важный момент в истории завода – июнь1992 г.- подписание приказа о создании производства автобусов. С 1994 года предприятие производит автобусы, а также и троллейбусы.

МАЗ на современном этапе

В настоящее время предприятие занимается выпуском различных транспортных моделей: самосвалов, прицепной техники, тяжелых грузовиков, тягачей, автомобильных шасси, лесовозов, авто повышенной проходимости, автокранов и другой спецтехники.

Производство другого вида техники – пассажирского транспорта тоже поставлено на высокий уровень. В условиях современности Маз выпускает около 15 видов моделей в 100 исполнениях. Сюда входят: городской, пригородный, междугородный, туристический, специальный и другие виды пассажирского транспорта. Это автобусы длиной 7-18 метров.

Минские автобусы практичны, надёжны и безопасны. Большое внимание уделяется комфорту и безопасности пассажиров, особенно инвалидов.

Автобусы МАЗа получали призовые места и награды на международных смотрах-конкурсах.

Около 22000 технических единиц произведено и работают в Белоруссии, России, в странах ближнего и дальнего зарубежья. Налажен выпуск пассажирской техники, работающей на газомоторном топливе. Кроме автобусов завод занимается выпуском троллейбусов

На заводе работает конструкторское бюро, которое занимается усовершенствованием качества техники, интерьера и экстерьера, а также разработкой современных инновационных программ и технологий, и выпуском новых технических моделей.
Руководит ОАО «Минский автомобильный завод» с конца декабря 2014 года генеральный директор Дмитрий Катеринич.

Направления и перспективы развития МАЗа

Последние годы становятся очень продуктивными для головного предприятия холдинга «Белавтомаз» ОАО «МАЗ». Завод продолжает расширять свои горизонты, находить торговых партнёров на внутреннем и мировом рынках.

Одним из направлений перспективного развития компании является сотрудничество с китайской фирмой Weichai Power, занимающейся выпуском двигателей для грузовых авто. Мощность моторов составляет 220-460 л/с.

Для этой цели в парке возле Минска строится новый завод по производству двигателей. Изначально предполагается комплектующие детали завозить из Китая, а потом наладить их производство на белорусских предприятиях. Мощные агрегаты будут поставляться на внутренний и мировой рынки.

Кроме того успешно идет продажа единиц техники в Россию, в страны СНГ и дальнего зарубежья.
Руководство предприятия наметило далеко идущие планы и перспективы развития компании ОАО «МАЗ» и холдинга «Белавтомаз» в целом.

Автор статьи: Головина Валентина Дмитриевна

МАЗ выпустил первый в своей истории электрогрузовик — Российская газета

Минский автозавод разработал первый в истории страны электрогрузовик. Он предназначен для городской эксплуатации — ездит бесшумно и не выделяет вредных выбросов. Новинке присвоили индекс МАЗ-4381Е0, она относится к классу среднетоннажных моделей.

Грузоподъемность машины составляет 5700 кг, полная масса — 12 500 кг. Трак оснащен асинхронным тяговым электродвигателем мощностью 70 кВт (95 л.с.) с жидкостным охлаждением, он сочетается с 2-ступенчатым редактором с электронным управлением переключения передач. Максимальная скорость грузовика составляет 85 км/ч — для условий мегаполиса этого достаточно.

Машина укомплектована литиевой батареей емкостью 160 Ач, ее рабочее напряжение — 570 В, а для подзарядки используется порт постоянного тока GB/T. Запас хода на одной зарядке у электротрака достигает 100 км, но по заказу можно установить батарею увеличенной емкости, с которой пробег больше.

Кабина рассчитана на троих и оснащена удобными сиденьями, центральным замком, электрическими стеклоподъемниками и регулировкой зеркал. Для водителя установили многофункциональный руль с гидроусилителем, а на стойках ветрового стекла — мониторы. За климат отвечает вентиляционно-отопительная установка с электрическим обогревателем. Предусмотрены и двери с бесключевым доступом.

Грузовик укомплектован тентовой платформой, ее длина — 6150 мм, ширина — 2480 мм, высота — 2550 мм.

Мазовский электрогрузовик может вскоре появиться на российских и белорусских дорогах. Как ожидается, спрос на него будет и в других странах.

Работы над электротранспортом в Беларуси связаны с проектом первой в стране атомной электростанции, которую строит российская госкорпорация «Росатом». С вводом в эксплуатацию БелАЭС в стране прогнозируется избыток электроэнергии, который не сможет исчерпать даже ее экспорт в страны Евросоюза. Возведение атомной электростанции ведется с 2011 года, стоимость проекта оценивается в 11 млрд долларов. АЭС располагается на северо-западе страны, первая очередь станции должна быть запущена до конца 2020 года.

МАЗ — история автомобильной марки

Страна производитель: Беларусь

Минский автомобильный завод был построен вскоре после Второй мировой войны. 9 августа 1944 года вышло постановление Государственного комитета обороны СССР об организации автосборочного завода в Минске. С конца 1944 года параллельно строительству самого завода, начинается «отвёрточная» сборка грузовиков GMC и Studebaker, поставляемых из США. Первая модель выпущенная на заводе — это грузовик МАЗ-200, на котором стоял 2-тактный двигатель General Motors. В дальнейшем их собственные оригинальные двигатели были разработаны и внедрены в моделе МАЗ-500. Минский автомобильный завод был построен в очень короткие сроки. Жилые здания, магазины, медицинские клиники, кинотеатры и т.д. были построены в непосредственной близости от завода МАЗ, обеспечивая работников завода продуктами первой необходимости. На многих строительных площадках вместе с белорусскими строителями работали немецкие военнопленные.

В конце 1948 года было завершено строительство первой, а в 1950 году и второй очереди завода. В результате в том же 1948 году стало возможным организовать серийное производство автомобилей, а с завершением строительства выйти на проектные мощности и затем превзойти их. В 1951 году завод выпустил 25 тысяч машин против 15 тысяч плановых. При этом увеличивался не только выпуск автомобилей — результатом работы конструкторов стали машины, которых не знало мировое автомобилестроение. Первый в мире 40-тонный самосвал МАЗ-530 на Всемирной промышленной выставке в Брюсселе в октябре 1958 года был отмечен высшей наградой — «Гран-при».

В ноябре 1958-го на Минском автозаводе были собраны образцы автомобилей МАЗ-500 и МАЗ-503, которым предстояло прийти на смену автомобилям первого семейства — МАЗ-200. Переход к производству машин нового семейства потребовал сложных технических решений, всесторонних испытаний создаваемой техники, реконструкции производства. 31 декабря 1965 года с главного конвейера сошёл последний автомобиль первого семейства МАЗов — автосамосвал МАЗ-205, занявший место на пьедестале памятника первым МАЗам. Завод полностью перешёл на выпуск автомобилей семейства МАЗ-500, постоянно наращивая их производство.

19 мая 1981 года на главном конвейере завода был собран первый седельный тягач МАЗ-5432 нового перспективного семейства автомобилей и автопоездов МАЗ-6422. А менее чем через два года, 16 апреля 1983-го, был собран уже тысячный автомобиль этого семейства. Выпуск новых машин продолжал наращиваться. 14 апреля 1989 года был выпущен миллионный МАЗ. Им стал седельный тягач МАЗ-64221. На заводе развернулась подготовка к широкому производству трехосных седельных тягачей. В конце восьмидесятых был создан концепт-кар МАЗ-2000 «Перестройка».

В конце советских времен, МАЗ был самым крупным производителем тяжелых грузовиков в Советском Союзе. После того, как Советский Союз распал, производство МАЗ было существенно сокращено. Это произошло со многими предприятиями Беларуси, так как были ориентированные на потребности очень большой страны.

В 1996 году, после успешного прохождения приёмочных и эксплуатационных испытаний в автохозяйствах Республики Беларусь, был рекомендован к серийному производству новый модельный ряд МАЗ-5440. 11 марта 1997 года с конвейера Минского автомобильного завода сошёл первый магистральный тягач нового семейства МАЗ-54421. В конце 1997 года собраны автомобили МАЗ-54402 и МАЗ-544021, полностью удовлетворяющие всем европейским требованиям к большегрузным автомобилям для международных перевозок.

10 декабря 1997 года был подписан договор о создании совместного беларусо-германского предприятия по производству грузовых автомобилей «МАЗ-МАН». Отличием данного проекта от других проектов по производству автомобилей в странах СНГ стало то, что доля белорусских узлов и деталей будет достигать 60 % в продукции, произведенной на совместном предприятии.

МАЗ, как управляющая компания входит в холдинг «БелавтоМАЗ», в составе которого находятся:

ОАО «Могилёвтрансмаш» — Могилёв;

ОАО «БААЗ» — Барановичи;

ОАО «ОЗАА» — Осиповичи;

ОАО «КЗТШ» — Жодино;

ОАО «ДЭМЗ» — Дзержинск;

ОАО «СтройМАЗтрест» — Минск,

ОАО «Гродненский механический завод» и другие.

Расшифровка МАЗ, история бренда 🦈 avtoshark.com

Белорусская торговая марка МАЗ давно известна в государствах бывшего СССР и за его рубежами. Ее автомобили импортируют более 40 стран. А скрывается под аббревиатурой МАЗ расшифровка «Минский автомобильный завод».

Как расшифровывается МАЗ

МАЗ — белорусская (ранее — советская) марка автомобилей, а также сокращенное наименование машиностроительной компании. Аббревиатура означает «Минский автомобильный завод». Расшифровка МАЗ на белорусском языке — «Мінскі аўтамабільны завод».

Предприятие специализируется на производстве большегрузов, пассажирских автобусов и троллейбусов, прицепов. Является частью белорусского холдинга «БелавтоМАЗ», объединяющего ряд машиностроительных заводов:

  • ДЭМЗ;
  • ОЗАА;
  • БААЗ;
  • КЗТШ;
  • Гродненский механический.

В расшифровку МАЗ входит также ОАО «Минский автомобильный завод» в качестве управляющей компании группы.

Логотип предприятия представляет собой сокращение из первых букв его наименования.

Согласно фирменному стилю МАЗ, логотип состоит из надписи, выполненной кириллицей, в обрамлении пятиугольной рамки. Доминирующий элемент — буква А, двукратно превышающая в высоту соседние символы. Текст лого красного цвета. Фон — белый или серебристый. Допускается использование белого шрифта на красном фоне.

Маз логотип

Эмблема МАЗ на авто — значок с одноименной аббревиатурой, выполненный из серебристого металла. На некоторых моделях марки МАЗ на лого встречается изображение зубра над названием производителя.

История возникновения автозавода

В годы Великой Отечественной войны СССР требовалось большое количество автотранспортной техники для нужд армии. ГКО отдал приказ открыть на территории Белоруссии предприятие для восстановления старых и сборки новых грузовиков.

В 30-х годах на месте будущего завода располагались ремонтные павильоны Красной Армии, а в 1942 году Вермахтом было налажено обслуживание германских танков и другого транспорта. Немцы, используя принудительный труд пленных, возвели новые цеха и развернули самое крупное на оккупированной территории автомобильное производство.

После освобождения Минска бывший вражеский завод заняли белорусские специалисты, и 9 августа 1944 года приступили к восстановлению советских грузовых машин. Эта дата и считается днем основания МАЗа, хотя свое название предприятие получило позднее.

Уже к осени мастерская начала собирать автомобили из американских машинокомплектов марки Studebaker, получаемых по программе ленд-лиза. Произведенная техника отправлялась прямиком на фронт. Именно на эти грузовики устанавливались легендарные «Катюши».

После окончания войны И.В. Сталин дал распоряжение в сжатые сроки построить новый автомобилестроительный завод в столице Белоруссии. Строительство началось в августе 1945 года, а уже к 30-й годовщине Великой Октябрьской революции первая пятерка самосвалов МАЗ-205 (на базе Ярославских ЯАЗ-205) сошли с конвейеров предприятия и приняли участие в праздничном параде.

К концу 1948 года введена в эксплуатацию первая очередь завода, а в 1950 — завершено строительство второй, после чего МАЗ вышел на свою производственную мощность и быстро превзошел ее.

Этапы развития

После полноценного запуска МАЗ привлек в свои ряды специалистов со всей страны. Им предстояло наладить полный производственный цикл, не задействуя комплектующие Ярославского автомобильного завода.

Пилотным авто марки МАЗ, разработанным на новом предприятии, стала бортовая «двухсотка» с грузоподъемностью 5 тонн.

На базе надежного среднетоннажника было запущено серийное производство нескольких модификаций автомобиля:

  • 1951 год — армейский МАЗ-200Г с тентом и откидными скамьями;
  • 1952 год — седельный тягач МАЗ-200В с усиленным двухтактным агрегатом ЯАЗ-М-204В мощностью 135 «лошадей» и полуприцепом до 16,5 тонн;
  • 1953 год — полноприводные грузовые машины марки МАЗ под индексами 501 (седельный лесовоз), 502 (армейский грузовик), 502А (вездеход с лебедкой).

Следующий этап в эволюции продукции марки МАЗ — разработка двадцатипятитонников для нужд великих социалистических строек. Карьерный самосвал МАЗ-525 запущен на конвейер в 1950 году.

Тяжеловес был оснащен танковым двигателем (300 л.с.) и огромными колесами 1,72 м в диаметре. Вместе со специальным прицепом его грузоподъемность доходила до 65 тонн. Автомобиль активно экспортировался.

В 1957 году увидел свет опытный «супертяжеловес» МАЗ-530 с грузоподъемностью 40 тонн, который уже в следующем году стал триумфатором Всемирной выставки в Бельгии. Однако на конвейер эти самосвалы не пошли, а карьерная техника стала выпускаться в Жодино, где позже был построен БелАЗ.

В 1958 году стартовало производство бескапотных автомобилей МАЗ-500 и МАЗ-503, седельного тягача МАЗ-504 и лесовоза-вездехода МАЗ-509, доказавших надежность даже в условиях Крайнего Севера. Успех новых моделей положил конец выпуску легендарных «двухсоток». В 1965 году их производить перестали. А линейка «пятисоток» расширилась до девяти модификаций.

В 70-х эти машины подверглись модернизации: увеличена грузоподъемность и скорость, улучшена амортизация и комфортабельность автомобилей для дальних переездов. Советские грузовики, колесившие по европейским дорогам, были оснащены удобной кабиной и фарами на переднем бампере.

Необходимость постоянных доработок привела конструкторов Минского автозавода к мысли о создании нового семейства марки МАЗов с улучшенными техническими характеристиками.

В 1981 году с конвейера сошел первый представитель МАЗ-6422. От предшественников новые грузовики отличались повышенной безопасностью и комфортабельностью кабины, бортовой системой диагностики. Они способны преодолевать до 1000 км без дозаправки за счет экономичности двигателя и увеличенное емкости топливного бака.

С 1990 года и по сей день Минский автозавод производит линейку МАЗ-64221, чей ресурс пробега по сравнению со старенькими «пятисотками» увеличился в 4 раза и составляет 600 тыс. км.

Настоящим прорывом белорусского автомобилестроения стал МАЗ-2000 Perestroyka, не имевший аналогов в мире автопоезд, получивший признание на Парижском салоне 1988 г. Проект не получил развития.

После многочисленных испытаний были запущены в массовое производство и приняты на вооружение советской армии военные грузовики МАЗ-6317 и МАЗ-6425. Это были последние крупные разработки Минского предприятия времен СССР.

МАЗ 6317

В 90-е с развалом страны МАЗ стал неконкурентоспособным на рынке большегрузов. Новым этапом в развитии завода стало образование совместного предприятия MAZ-MAN (Беларусь-Германия).

Какой транспорт выпускается на Минском автозаводе

На сегодняшний день номенклатура марки автомобилей МАЗ превышает 4 сотни различных моделей и модификаций.

Предприятие выпускает:

  • грузовики — тягачи МАЗ-5440, МАЗ-6430 для транспортировки различных грузов в составе автопоезда и МАЗ-64A0 для опасных грузов;
  • пассажирский транспорт — автобусы марки МАЗ для пригородных и городских маршрутов разной загруженности, низкопольные шаттлы для аэропортов, для междугородных и туристических поездок, дальнемагистральные и автобусы повышенной вместимости;
  • спецтехнику — автокраны на базе МАЗ для погрузочно-разгрузочных работ и строительно-монтажные краны;
  • прицепы — бортовые и самосвальные модели.

Продукция МАЗ пользуется большим спросом внутри Беларуси и в странах СНГ, однако, по данным отчетности, последние годы предприятие работает в убыток.

Amazon.com: Thinking About History eBook: Maza, Sarah: Kindle Store

Автор: Sarah Maza
Издательство Чикагского университета
Copyright © 2017 The University of Chicago
Все права защищены.
ISBN: 978-0-226-10916-9

Содержание

Введение,
1. ИСТОРИЯ КОГО?,
2. ИСТОРИЯ ГДЕ?,
3. ИСТОРИЯ ЧЕГО?,
4. КАК HISTORY PRODUCED?,
5. ПРИЧИНЫ ИЛИ ЗНАЧЕНИЕ?,
6. ФАКТЫ ИЛИ ВЫМЫШЛЕНИЯ?,
Заключение,
Благодарности,
Предметный указатель,
Сноски,


ГЛАВА 1

ИСТОРИЯ КОГО?


ИСТОРИЯ СВЕРХУ: «ВЕЛИКИЕ МУЖЧИНЫ» И НЕСКОЛЬКО ЖЕНЩИН

Кто действующие лица истории? Еще несколько поколений назад ответ казался очевидным.«Творцами истории» были люди, способные влиять на ход событий в окружающем их мире. Правители, военачальники и другие лидеры обществ прошлого имели большее значение, чем кто-либо другой, потому что они принимали решения, формировавшие жизнь тысяч или миллионов их современников. Когда люди обладают такой властью, их жизнь может показаться неотличимой от истории своего времени. Люди пишут и читают рассказы об Александре Македонском, Наполеоне Бонапарте, Аврааме Линкольне, Адольфе Гитлере или Мао Цзэдуне как организующие принципы истории своего времени.

Широко распространенный интерес к истории «великих мужчин» (а иногда и женщин) очень жив и сегодня: списки бестселлеров в Соединенных Штатах почти всегда включают биографии американских отцов-основателей и президентов или вызывающих восхищение или противоречивых личностей, таких как Уинстон. Черчилль или Мария-Антуанетта. Успех этого вида исторического письма обусловлен самим жанром биографии. Обычному читателю книги по истории иногда могут показаться абстрактными или слишком подробными. Связь событий того или иного периода с жизнью выдающегося человека придает прошлому форму и окраску.Читателей, которых в противном случае могла бы напугать история русской революции, привлекает драматическая судьба последнего царя Николая II, зверски казненного большевистскими властями в подвальном помещении вместе с женой и пятью детьми. Историческая биография процветает не только потому, что она прекрасно читается, но и потому, что действия и личности некоторых людей действительно оказали определяющее влияние на их современников. Это особенно верно для всемогущих правителей в политических системах, характеризующихся проницаемой границей между частной и общественной жизнью: кто станет отрицать влияние на английскую историю эротических и династических навязчивых идей Генриха VIII? Решение Генриха развестись с Екатериной Арагонской и жениться на Анне Болейн, тем самым ускорив отрыв английской церкви от Рима и выпустив на волю поколения конфессионального насилия, является классическим примером преднамеренного выбора одного человека, который, несомненно, сформировал религиозную, социальную, политическую и дипломатической жизни своих современников и последующих поколений.

Древнейшие истории большинства мировых культур сосредоточены на политическом и военном лидерстве. На Западе, начиная с классической древности и до сравнительно недавнего прошлого, для историков наибольшее значение имел «кто» — вождь нации, а важнейшей деятельностью этого вождя было ведение войны: классическая политическая история во многом пересекалась с военной и военной. дипломатическая история. От Геродота до серии книг об Аврааме Линкольне, вышедших на прошлой неделе, выдающийся лидер пользуется верной поддержкой среди ученых и читателей, для которых его деяния представляют собой самые захватывающие эпизоды истории.В жанре «великого человека» (который включает в себя несколько «великих женщин», таких как Клеопатра, Елизавета I и Индира Ганди) часто подразумевается мнение, что действия одного человека могут сформировать эпоху, и, как следствие, без них события развивались бы совсем по другому сценарию.

Можно, конечно, считать, что «великие люди» в основном являются продуктом обстоятельств. В конце 1790-х годов французы только что пережили революцию, которая оставила страну глубоко разделенной, а политический класс в основном дискредитированным и неэффективным.Единственное, что шло хорошо для Франции, — это европейская война, в которой масса горячо патриотичных солдат-граждан регулярно обращалась в бегство со своими противниками. Генералы пользовались гораздо большим авторитетом, чем политики, и последние стали полагаться на первых в плане политической поддержки. Разве при таких обстоятельствах не было ли крайне вероятным, что кто-то вроде Наполеона Бонапарта захватит контроль над нацией, даже если бы это был военачальник, менее блестящий и харизматичный, чем низенький корсиканский офицер? Было ли это исключительной удачей, что Нельсон Мандела, проницательный, широко почитаемый и щедрый лидер, оказался под рукой, чтобы наблюдать за переходом Южной Африки от апартеида в начале 1990-х годов, или это был исторический момент, как раз подходящий для такой фигуры? появляться? «Личность или обстоятельства?» — традиционная тема для классных дебатов, вопрос, на который в конечном счете невозможно ответить, который хорош для того, чтобы заставить учащихся сопоставить социальные и политические условия, с одной стороны, и личные качества, с другой, и подумать о связях между ними.

Хотя большинство людей признают, что обстоятельства играют, по крайней мере, некоторую роль в появлении выдающихся личностей, многие из нас по-прежнему привержены идее индивидуального «гениальности», унаследованной от западной культуры восемнадцатого и девятнадцатого веков. Даже самых убежденных социальных детерминистов легко загипнотизировать такие явно исключительные личности, как Мартин Лютер, Мохандас Ганди или, в другом регистре, Адольф Гитлер. Как показывает пример Лютера, подход «великого человека» к прошлому не ограничивался исключительно правителями и политическими лидерами.В то время как политические и военные вопросы являются старейшими темами исторического письма (вспомните книгу Царств в Ветхом Завете или рассказы Гомера о Троянской войне), история идей в широком смысле занимает второе место. Здесь также основные исторические изменения в том, как мы думаем и во что верим, обычно приписывают гениальности таких личностей, как Конфуций, Коперник, Карл Маркс или Симона де Бовуар. Элементы перемен, возможно, витали в воздухе, но именно этот выдающийся человек — Адам Смит, Гарриет Бичер-Стоу или Стив Джобс — сформулировал «идею, изменившую мир».«Интеллектуальные «гении» были объектами традиционной истории по той же причине, что и политические и военные лидеры: предположение, что самые интересные или самые значимые жизни в нашем прошлом — это жизни исключительно одаренных и влиятельных людей». ?» сводится к размышлению о том, какая сфера человеческой деятельности имеет значение. В течение очень долгого времени ответ на этот вопрос казался очевидным: история, которая имела значение, касалась политики, а «политика» определялась как осуществление общественной власти или борьба за нее. .На Западе до восемнадцатого века единственной мыслимой политической историей была история законных династий, принцев, монархов и признанных правящих семей, таких как Медичи во Флоренции. Генеалогическое древо правителей могло быть обрезано, обрезано, поставлено на колья или даже клонировано из-за борьбы между семейными ветвями или притязаний выскочек-претендентов, но примерно то же самое садоводческое образование оставалось на месте. В конце 1700-х годов Американская и Французская революции положили начало традиции рубки деревьев, которая расширила канон «великих национальных лидеров», включив в него людей, которые коренным образом бросали вызов, а иногда и разрушали установленные политические системы.Политическая история после этого включала оппозиционных или революционных героев, таких как Робеспьер, Хо Ши Мин и Мартин Лютер Кинг, чьи лидерские полномочия часто предлагают некоторую комбинацию политических, интеллектуальных и духовных аспектов.

Ни один правитель или лидер не осуществляет власть в социальном вакууме, и в большей части традиционной истории «сверху вниз» они делят центр внимания с «правящим» или «политическим» классом. Биографический энтузиазм историков всегда распространялся на могущественных личностей, таких как министры, королевские советники и ведущие военачальники в абсолютных монархиях, премьер-министров и влиятельных политиков в смешанных системах, таких как британская, и на более широкий круг персонажей в демократиях.Даже у диктаторов есть близкие сотрудники, чьи действия льют воду на многие нарративные мельницы. Лидеры и их соратники всегда действуют в рамках более крупной группы элитных политических акторов, составляющих королевский или княжеский двор, президентский кабинет или некую форму представительного собрания. Историки веками вели хронику деятельности мужчин и женщин в этих условиях.

Еще около полувека назад большинство профессиональных историков считали, что история лидеров, политических элит и деятельности, связанной с государством, имеет наибольшее значение, и многие люди как в научных кругах, так и за их пределами до сих пор придерживаются этого мнения.Традиционная расстановка приоритетов в политической истории имплицитно представляет собой набор предположений, все из которых были серьезно оспорены, если не обязательно опровергнуты, за последние несколько десятилетий: что государство и правительство являются наиболее важными аренами человеческой деятельности, что политические лидеры больше, чем кто-либо, движут исторические изменения, и что «политика» — это деятельность, происходящая в общественной сфере. Некоторые поборники политической истории пошли бы еще дальше. Откровенно консервативный историк Гертруда Химмельфарб утверждала, вслед за Аристотелем, что политическая история должна иметь значение превыше всего, потому что государство — это место, где люди реализуют свою высшую форму рациональности, «отраженную в рациональном устройстве и организации общества посредством законов, конституций, и политические институты.Она одобрительно цитирует мнение Аристотеля о том, что политика, которая в конечном счете отличает людей от животных, представляет собой деятельность, происходящую в «высшей сфере полиса, где люди достигают чистейших выражений разума в погоне за общим благом и «хорошей жизнью».


СОЦИАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ И КВАНТИФИКАЦИЯ

Историческая дисциплина не развивается посредством резкой и полной замены одного типа истории другим. и наоборот, социальная история появлялась в разные моменты прошлого, особенно в девятнадцатом веке.Во Франции, начиная с 1820-х годов, историки, вдохновленные революцией, такие как Адольф Тьер и Жюль Мишле, писали истории, в которых такие группы, как «буржуазия» или «народ», были главными движущими силами в эпической борьбе против эгоистичной аристократии, которая привела к революционному рождению нации в 1789 году. Ведущие английские историки написали «социальную историю» задолго до 1960-х годов: «История Англии 1848 года Томаса Бабингтона Маколея с восшествия на престол Якова Второго», знаменательная хроника прогресса нации посредством политической эмансипации, включает раздел об Англии 1685 года, который охватывает все, от социальных классов до кофеен, уличного освещения и газет.Почти столетие спустя, в разгар Второй мировой войны, внучатый племянник Маколея, кембриджский историк Джордж Маколей Тревельян, написал весьма успешную книгу под названием «Английская социальная история». Книга Тревельяна, впервые опубликованная в 1942 году, представляет собой шестисотстраничный отчет о социальных условиях в Англии от средневековья до 1901 года, который, как и книга Маколея, охватывает широкий спектр тем, от торговых путей и тенденций населения до брачных обычаев и диет. Листая Тревельяна, вы можете встретить рассказы о молодых девушках в эпоху Чосера, которых избивали, заставляя принимать непривлекательных партнеров по браку, отчеты о привычках высшего сословия к алкоголю и курению в конце семнадцатого века или живо воображаемые рассказы о том, на что была похожа жизнь ( между прочим, очень сыро) в крестьянском доме около 1750 г.

Тип социальной истории, написанный Маколеем и Тревельяном, который имеет эквиваленты в других национальных традициях, был явно подчиненным и вспомогательным по отношению к политической истории. В «Истории Англии» Маколея длинный вступительный раздел о «состоянии Англии в 1685 году» служит живописным фоном для важных действий, происходящих в центре сцены, политических маневров Якова II, Вильгельма Оранского и их соратников. Тревельян написал свою английскую социальную историю как отрывок из своих предыдущих работ по политической истории в конце своей карьеры; он был предназначен для поднятия боевого духа во время войны в стране в целом как своего рода шекспировский гимн стране соломенных коттеджей и «толстых йоменов».Эта книга удачно иллюстрирует часто цитируемое, противоречивое и емкое описание Тревельяном социальной истории как «истории народа, опущенного в политику». примечателен предположением, что «политика» — это целенаправленная деятельность, происходящая только в высшей сфере и поэтому отсутствующая в обществе в целом. Предполагается, что бедняки и средние не влияют на исторические изменения, в результате чего в такой книге, как «Английская социальная история», говорится: как ряд живописных описаний, а не аргумент или рассказ.

Таким образом, историки никогда полностью не игнорировали обычных людей; однако до середины двадцатого века их редко считали значительными действующими лицами истории. Когда они были эффективны как толпа — во время Бостонского чаепития, осады Бастилии или штурма Зимнего дворца — историки прославляли их за продвижение цели своего дальновидного начальства, но никогда не называли их поименно.

В 1960-х все это начало меняться, поскольку «нормальная» (политическая, дипломатическая, военная) история стала частью бинарной системы, которую академические историки ранее называли «историей сверху» и «историей снизу» или «историей снизу». «сверху вниз» против «снизу вверх».«Внезапно все захотели писать историю с точки зрения масс, а не элиты. Дестабилизирующее творчество нового исторического сдвига в перспективе, возможно, лучше всего иллюстрирует книга, которая в 1976 году ознаменовала появление того, что называется новая военная история, «Лицо битвы» Джона Кигана Опыт рядового пехотинца не отсутствовал в предыдущей военной истории, но книга Кигана была первой заметной работой, которая сделала ее центральным предметом исследования и тем самым перевернула наши взгляды на мир. представления о том, как ведутся, выигрываются и проигрываются сражения.

В книге «Перед лицом битвы» Киган не согласен с преобладающим среди военных историков предположением о том, что успех или неудача в войне зависит от лидерства, командования и дисциплины. Бой, указывает он, «такой же сложный и многообразный, как и любой другой вид человеческой деятельности, и, учитывая ставки, в большей степени, чем большинство». Даже мужественные солдаты-идеалисты не обязательно хотят того же результата, что и их командиры, и наиболее часто упоминаемые мотивы, побуждающие бойцов к наступлению перед лицом большой опасности — обучение, принуждение, солидарность с братьями — часто испаряются в присутствии реальной опасности. .Сражения, настаивает Киган, выигрываются и проигрываются армиями, а не командирами, и поэтому наиболее важной задачей военного историка является понимание того, что ощущается в битвах «на уровне земли», какие обстоятельства могут заставить солдат устоять или сломаться. ранжировать и бежать.

В блестящей реконструкции битвы при Ватерлоо, которую армия Наполеона проиграла армии герцога Веллингтона 18 июня 1815 года, Киган впервые воссоздает физическое состояние и опыт солдат с обеих сторон.Измученные длительным переходом накануне, лишенные сна из-за ночной сырости и холода и плохо питавшиеся, чувства бойцов были атакованы на поле боя туманом дыма от порохового оружия и грохотом пуль на мечах, которые звучали «как палка, протянутая через перила парка». Реакции полнейшего ужаса вряд ли удивительны в таких условиях. Когда французская имперская гвардия внезапно оказалась перед британской бригадой, которая поднялась из тумана на расстоянии речи, их колонна распалась и отступила, хотя они превосходили своих врагов численностью.При Ватерлоо британские солдаты держались намного лучше, чем их противники, благодаря, полагает Киган, не превосходящему командованию, а, с одной стороны, сочетанию истощения и алкоголя, а с другой — квадратному построению, которое заставляло их чувствовать себя под защитой своих товарищей (хотя на самом деле такие крупные соединения были главными целями для артиллерийского обстрела). Работа Кигана предлагает яркий пример понимания, которое можно получить, сместив перспективу с офицеров в палатках и на лошадях на людей, идущих наощупь сквозь черный дым.Его работы поразительно вызывают впечатление, которое простые люди могут оказывать — хотя в данном случае невольно — на «великие события».

К 1970-м годам подобласть «социальной истории» охватила историческую профессию в Соединенных Штатах (выражения «история снизу» и «снизу вверх» вышли из моды из-за того, что звучали осуждающе или слегка непристойно). В 1948 г. в американских университетах практически не было защищено диссертаций по социальной истории; к 1978 году эта доля составляла четверть и продолжала расти.В конце 1950-х количество курсов по социальной истории, ежегодно предлагаемых в таких местах, как Гарвард, Йель, Мичиган и Висконсин, колебалось от нуля до двух; двадцать лет спустя те же учреждения перечислили от тринадцати до семнадцати каждое.


(Продолжение…) Отрывок из книги Сары Маза «Размышления об истории». Copyright © 2017 Чикагский университет. Взято с разрешения The University of Chicago Press.
Все права защищены. Никакая часть этого отрывка не может быть воспроизведена или перепечатана без письменного разрешения издателя.
Выдержки предоставляются Dial-A-Book Inc. исключительно для личного использования посетителями этого веб-сайта. —Этот текст относится к вышедшему из печати или недоступному изданию этого названия.

Сара Маза: Департамент истории

Интересы

Географические области: Средневековая и ранняя современная европейская история; Современная европейская история: Франция и глобальная франкофония

Тематические области: Юридическая и криминальная история; Гендер и история сексуальности

Основные научные интересы: Ранняя новая и современная французская история, социальная и культурная история, историческая теория и методы.

Биография

Сара Маза (доктор философии, Принстон, 1978 г.), Джейн Лонг, профессор искусств и наук, специализируется на истории Франции с восемнадцатого по двадцатый век, уделяя особое внимание социальной, культурной и интеллектуальной истории. Большая часть ее работ касается «социального воображаемого», способов, которыми люди в прошлом понимали, переживали и представляли социальную идентичность, особенно классовую идентичность. Она опубликовала Слуги и господа во Франции восемнадцатого века: использование верности (издательство Принстонского университета, 1983), Частная жизнь и общественные дела: знаменитые причины дореволюционной Франции (Калифорнийский университет, 1993) , получивший премию Дэвида Пинкни Общества французских исторических исследований, Миф о французской буржуазии: эссе о социальном воображаемом, 1750–1850 (Harvard University Press, 2003), лауреат премии Джорджа Моссе Американской Историческая ассоциация и Виолетта Нозьер: история убийства в 1930-х годах, Париж, (University of California Press, 2011), отмеченная как «выбор редакции» изданием New York Times Book Review .Она также работает над вопросами теории и методологии, публиковала статьи по истории культуры, истории и литературе, междисциплинарности и была соредактором Blackwell Companion to Western Historical Thought (2002). Ее последняя книга, введение в дисциплину под названием Thinking About History , была опубликована издательством Чикагского университета в 2017 году. Исследование Мазы было поддержано Национальным фондом гуманитарных наук, Национальным гуманитарным центром, Центром Вудро Вильсона. , Фонд Джона Саймона Гуггенхайма и Стэнфордский центр перспективных исследований в области поведенческих наук.

Последние публикации

Книги
  • Размышляя об истории , University of Chicago Press, 2017.
  • Виолетта Нозьер: История убийства в 1930-х годах Париж , University of California Press, 2011.
  • Миф о французской буржуазии: очерк социального воображаемого , Harvard University Press, 2003.
  • изд., с Ллойдом Крамером, , спутник западной исторической мысли , Блэквелл, 2002.
  • Частная жизнь и общественные дела: Знаменитые причины дореволюционной Франции , University of California Press, 1993.
  • Слуги и господа во Франции восемнадцатого века: использование верности , Princeton University Press, 1983.
Репрезентативные статьи
  • «Дети не в порядке: историки и проблема детства» American Historical Review 125 (октябрь 2020 г.), 1261-1285 
  • «Междисциплинарность: (почему) она все еще актуальна?» Исследования Вольтера и восемнадцатого века 2006:12, 3-17.
  • «Стивен Гринблатт, Новый историзм и история культуры, или о чем мы говорим, когда говорим о междисциплинарности» Современная интеллектуальная история 1 (2004): 249-265.
  • «Роскошь, мораль и социальные изменения: почему в дореволюционной Франции не было сознания среднего класса» Journal of Modern History 69 (июнь 1997 г.): 199–229.
  • «Исторические истории: культурные повествования в последних работах по европейской истории» American Historical Review 101 (декабрь 1996 г.): 1493-1515.
  • «Домашняя мелодрама как политическая идеология: дело графа де Сануа (1786 г.)» American Historical Review 94 (декабрь 1989 г.): 1249-1264.

Педагогические интересы 

  • В преддверии выхода на пенсию профессор Маза больше не принимает аспирантов.

Недавние награды и награды

  • 2021: Приз за статью Эдварда Корена, Общество французских исторических исследований
  • 2019: Стипендия Белладжио Рокфеллер-центра
  • 2016: Кларенс Л.Ver Steeg Distinguished Research Fellowship, Северо-Западный университет
  • 2015: Редакция American Historical Review
  • .
  • 2013: Американская академия искусств и наук
  • 2007-2008: Центр перспективных исследований в области поведенческих наук, Стэнфордский университет

Сара Маза, ДУМАЯ ОБ ИСТОРИИ, или История как игрушка-слизь.

Возьмем игрушку-слизь. Очевидно, это сущность, вещь, которая находится прямо перед вами.Но как только вы пытаетесь схватить его, он выскальзывает из ваших рук. Попробуйте описать это или, что еще хуже, объяснить, и у вас быстро кончатся слова. Или, возможно, вы обнаружите, что вынуждены использовать слишком много слов, и в конце концов перестаете говорить из-за раздражения на себя и на то, что пытаетесь определить.

История похожа на игрушку из слизи. Оба они являются действующими противоречиями. Игрушка-слизь бывает твердой и жидкой. Он скользкий и сухой. Это приятно и неприятно. Между тем история есть прошлое и изучение этого прошлого.Это история и создание этой истории. Это наука и свободное искусство. Это артефакт и текст. Он конкретен и абстрактен. Оно физическое и эфемерное. Это популярно и эзотерично. Это преследование любителя и эксперта.

Из-за его аморфной природы у каждого есть свое мнение об истории, и каждый думает, что может преподавать и писать историю. Однако, если мы повнимательнее посмотрим на то, что такое история — если мы попытаемся исследовать эту игрушку из слизи до того, как она выскользнет из наших рук, — мы вскоре обнаружим, что история — сложная вещь с собственной долгой и запутанной историей.

В своей превосходной книге « Думая об истории » (The Chicago University Press, 2017) Сара Маза, профессор истории Северо-Западного университета, рассматривает вопросы аморфности истории и того, как она возникла. Разделенный на шесть глав, Думая об истории обсуждает, кто, что, где и как создает историю, а также дебаты между курицей и яйцом об исторических причинах и значениях, а также взлет и падение исторических объективность.Книга представляет собой свежий взгляд на историю истории (историографию), который успешно разрушает присущий этой области европоцентризм. При этом он демонстрирует, что параметры, установленные для того, чем является история и какой она должна быть, по своей сути являются североевропейскими, протестантскими, патриархальными и империалистическими, что до сих пор активно дисквалифицирует истории обществ, рассматриваемых вне так называемого «западного мира». ” и группы, не считающиеся частью мейнстрима.

Историография может показаться нишевым предметом, но она лежит в основе поляризации, которую мы наблюдаем сегодня в обществе.В основе так называемых культурных войн лежит борьба за историю: кто будет писать историю; кто должен быть включен в эту историю; и о чем должна быть эта история.

Как показывает Маза в своей книге, сами историки должны за многое ответить в этой неразберихе. Именно из-за предубеждений, предубеждений и перформативной объективности историков прошлого мы оказались там, где находимся. Но в то же время становится ясно, что ключ к решению проблемы поляризации лежит на виновных.

В своем заключении Маза заявляет, что «для того, чтобы прошлое служило своей лучшей цели, мы не должны замораживать его на месте, мы должны спорить о нем», потому что история «становится в лучшем случае бесполезной или скучной, а в худшем — опасной, когда она вливается в консенсуальная ортодоксия любого рода». Хотя история изучает прошлое, она делает это в ответ на потребности настоящего, и поэтому история является одним из самых важных предметов, которые мы можем изучать.

Чтобы история могла обратиться к сегодняшним проблемам, мы, историки, должны узнать о нашей собственной грязной истории.Очень хорошо начать с книги Сары Маза «Размышляя об истории».

По словам моего друга, австралийца, я вернусь.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Обзор книги

: Сара Маза, Размышляя об истории (University of Chicago Press, 2017)

Жанр историков, пишущих о своей области, велик и продолжает расти. Некоторые из них весьма хороши, например, «История историй» Джона Барроу , в которой прослеживается историческое письмо от греков до наших дней, или, что более актуально для наиболее активных историков, «Историография » Георга Иггерса в 20 веке .Но поскольку я также прочитал так много плохих книг в этом жанре, довольно легко относиться цинично к новым книгам в этой области. Тогда я взялся за книгу Мазы с некоторым трепетом (ибо у нее было общее название), но с облегчением нашел что-то более полезное, более краткое, более справедливое и сбалансированное (если можно так выразиться), чем что-либо еще. Размышляя об истории может работать и как методический текст (чтобы, возможно, заменить Гэддиса «Пейзаж истории» или Попкина от Геродота до H-net), или как введение в историю исторической дисциплины.Конечно, если кто-то все еще использует книгу Питера Новика That Noble Dream для этой более поздней цели, им следует немедленно переключиться на этот новый текст или просто вернуться к классической работе Джона Хайэма 1965 года.

Маза признает, что ее книга ограничена англо-американской историографией с несколькими набегами на французский исторический мир. В отличие от других, прослеживающих глубокие корни современного исторического письма, Маза начинает in media res в 1960-х годах. Но есть веская причина для выбора этой отправной точки.Написание истории с 1960-х годов сильно отличается от написания истории в столетие до этого. В первую очередь это связано с новым выбором того, о чем мы должны писать (тема главы 1): история рабства, история женщин и социальная история простых людей. В то время как новые подходы к истории отмечены интересом к теории (например, марксизм, постмодернизм), американские историки, по мнению Мазы, остаются сопротивляющимися великим теориям или объяснениям, в значительной степени все еще скептичными и историцистами.

В главе 2 Маза напоминает нам, что «то, на чем» историки сосредотачивают свое внимание, может быть столь же важно, как и то, о чем или о ком они пишут. Она следует традиции Томаса Бендера и Бенедикта Андерсона, указывая на новый и произвольный характер написания национальной истории. Национальная история по-прежнему является доминирующей структурой, но историки, объясняет она, стали бросать вызов национальной истории и перешли к «океанам, средним землям и пограничным землям» в качестве многообещающих тем для исследований. Также произошел отход от написания «Запада» и роста мировой истории.Маза демонстрирует здесь большую честность в отношении структуры поля. Она отмечает, например, что структура научных кругов затрудняет для историков переключение между темами и что эта дисциплина, похоже, не приветствует и не допускает истории определенных времен, народов или мест. «Такие места, как Восточная Европа, Индонезия или Египет, имели значение не сами по себе, а как часть набора региональных знаний». (45) Это напоминает мне неприятную правду о том, что в США в наши дни только старшие историки (т.е. Полные профессора) осмеливаются писать об исторических методах, а те немногие молодые люди, которые пишут об исторической теории, почти сплошь теоретики литературы, не опубликовавшие ни страницы исторической работы. Еще одна тенденция, которую я заметил, заключается в том, что немногие работающие историки прошлого поколения вообще занимались историческими методами и теорией, оставляя это отдельной группе «философов истории», которые обычно не пишут историю. Маза — хороший пример того, кому нравится Дж.Х. Хекстер до нее взвешивает исторические методы из карьеры активного историка, а не теоретика.

Также приятно видеть, что Маза хорошо разбирается в историографии, выходящей за рамки или не относящейся напрямую к области ее знаний, истории Франции. Это демонстрируется в главе 3, «что» истории содержит первоклассное описание Квентина Скиннера и его контекстуалистского подхода. Затем он переходит к неизбежному обсуждению Томаса Куна и интересным разделам по истории вещей (вспомните: « Homespun » Лорала Тэтчер Ульриха) и истории природы, таким как стандартные работы Уильяма Кронона и Альфреда Кросби.

Я ценю, что книга организована не в строгом хронологическом порядке, а в полезных тематических главах. Глава 4 «Как» истории полезна для студентов, которые думают о поиске источников и написании для аудитории в первый раз. Глава 5, «Причины и значения», пожалуй, самая философская глава в книге. Здесь идет обсуждение частностей и обобщений, опять же, когда Маза, кажется, поддерживает историцистскую точку зрения, которая в первую очередь интересует историков и способна придать смысл особенностям истории.Однако в то же время профессия историка сосредоточила свое внимание на социально-экономических силах. Маза приберегает дискуссию об объективности и субъективности (обычно это тема первой главы любой методической книги) для своей последней главы, главы 6. ​​Здесь она, кажется, несколько сочувствует постмодернистским историкам.

Примечательной чертой этой книги является экуменизм Мазы. Она не упрекает историков за их заблуждения и не обвиняет экономистов в том, что они вытесняют историков из публичной сферы.Вместо осуждения позиций, с которыми она может не согласиться, она указывает на некоторые из их ошибок или предполагает, что у других историков были противоречивые взгляды. Кажется, что в книге нет ни либерального, ни консервативного, ни марксистского подтекста или суждения (не то, чтобы что-то из этого было необходимо).

На мой взгляд, эта книга также вполне отражает общие взгляды американской исторической профессии. Я имею в виду, что большинство книг, на которые ссылался Маза, я узнал из своих чтений по историографии в аспирантуре штата Флорида.Есть ощущение, что, несмотря на все наше разнообразие, историки в США и наши исторические факультеты в целом определились с новым каноном исторических трудов, которые все должны прочитать и с которыми должны быть знакомы: такие имена, как Дарнтон, Даймонд, Фуко, Хант, Лепор и Шама. Чтение этой книги казалось сокращенной формой моей докторской программы по истории, но на этот раз мне потребовалось менее 6 часов, а не 6 лет!

Некоторые люди и сегодня все еще придерживаются распространенной в прежние века идеи, что история есть учительница жизни, источник нравов.Но, как многие отмечают, история не кажется великим учителем, или, по крайней мере, мы остаемся плохими учениками, потому что мы не научились и, возможно, не можем извлечь уроки из ошибок прошлого и должным образом применить их. Маза скромно, но твердо защищает историю: «Наше коллективное прошлое нужно нам по всем известным причинам: чтобы черпать мудрость и вдохновение из успехов и неудач наших предков, чтобы понять, кем мы были и есть, чтобы питать наше воображение. ” (9)

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Размышлений об истории (мягкая обложка) Сары Маза: новая книга в мягкой обложке (2017)

Мы сожалеем; эта конкретная копия больше не доступна. В AbeBooks миллионы книг. Мы перечислили аналогичные копии ниже.

Описание:

Язык: английский. Совершенно новая Книга. Что отличает историю как науку от других дисциплин? Это животрепещущий вопрос книги Сары Маза «Размышляя об истории», общего введения в область истории, которая упивается своей эклектикой и выдвигает на первый план присущие ей противоречия и противоречия, которые ее формируют.Книга «Размышления об истории», разработанная для школьных занятий, построена вокруг важных вопросов: чью историю мы пишем и как это влияет на то, какие истории рассказываются и как они рассказываются? Как мы пришли к тому, что стали рассматривать нацию как неизбежный контекст истории, и что происходит, когда мы выходим за эти границы? Какова связь между популярной, академической и публичной историей и как мы должны оценивать источники? В чем разница между описанием и интерпретацией и как их сбалансировать? Вместо однозначных ответов Маза предлагает выборочные примеры, и в результате получается книга, которая вызовет дискуссию в классе и предложит учащимся взглянуть на историю как на яркую, постоянно меняющуюся область исследований, которая имеет непосредственное отношение к нашей повседневной жизни.Инвентарный номер продавца # FOY9780226109336

Об этом заголовке:

Рейтинги книг, предоставленные Goodreads: 4.19 средний рейтинг •

(273 оценки)

Сводка:

Что отличает историю как дисциплину от других областей изучения? Это животрепещущий вопрос книги Сары Маза «Размышляя об истории », общего введения в область истории, которая упивается своей эклектикой и подчеркивает неотъемлемые противоречия и противоречия, которые ее формируют.

Разработанный для классной комнаты, Thinking About History организован вокруг важных вопросов: чью историю мы пишем и как это влияет на то, какие истории рассказываются и как они рассказываются? Как мы пришли к тому, что стали рассматривать нацию как неизбежный контекст истории, и что происходит, когда мы выходим за эти границы? Какова связь между популярной, академической и публичной историей и как мы должны оценивать источники? В чем разница между описанием и интерпретацией и как их сбалансировать? Вместо однозначных ответов Маза предлагает выборочные примеры, и в результате получилась книга, которая вызовет дискуссию в классе и предложит учащимся взглянуть на историю как на яркую, постоянно меняющуюся область исследований, имеющую прямое отношение к нашей повседневной жизни.

Об авторе: Сара Маза — профессор истории и Джейн Лонг, профессор искусств и наук в Северо-Западном университете.

«Об этом заголовке» может принадлежать другому изданию этого заглавия.

Имеет ли значение размер? | Взгляды на историю

Я прошел обучение и начал свою карьеру в «долгих 1970-х», еще до того, как монографии почти исчезли, когда по земле еще бродили огромные звери.Это был век больших книг. Почти каждая важная работа, назначенная в наших программах для выпускников или рекламируемая вызывающе «осведомленными» сокурсниками, была громадной. Объединение Ветхого и Нового Заветов приняло форму книги Э. П. Томпсона «Создание английского рабочего класса » (848 страниц). В Принстоне мы все трудились под сенью крупных работ Лоуренса Стоуна о кризисе английской аристократии (841 страница) и происхождении современной семьи (800 страниц). Обязательное чтение или подделка, включенная для всех нас, независимо от поля книги Кейта Томаса Религия и упадок магии (716 страниц), Юджина Дженовезе Рулон, Джордан, Рулон , который растянулся на 823 страницы, и Юджин Вебера « крестьян во французов » (615 страниц очень мелкого шрифта). Annales история была тогда на пике своего престижа, и поскольку книги, написанные историками во Франции, произошли от массивных thèses d’etat , их книги всегда были длиннее, чем чьи-либо еще. По сей день почти у каждого историка моего поколения есть два тома « Средиземноморья » Фернана Броделя, хотя общепризнанная истина заключается в том, что на самом деле никто не читает больше одного тома чего бы то ни было, если только это не художественная литература молодого романиста.

В первые годы работы доцентом я заметил, что коллеги благоговейно отзывались о кандидатах на работу, которые собирались издать или выпустили «большую книгу», с дополнительным восхищением доказательствами многоязычных исследований и мастерства архивирования по всему миру. . Это заставило меня очень нервничать. В то же время становилось очевидным, что многие из новой когорты женщин, создавших революционную стипендию (Натали Земон Дэвис, Линн Хант, Джоан Скотт, Нэнси Котт), сделали это в форме эссе или кратких книг.Есть ли здесь гендерная проблема? Вы держите пари.

Тут многие читатели с негодованием обвинят меня в грубом эссенциализме и мысленно выстраивают примеры, не вписывающиеся в шаблон. Да, есть множество примеров историков-мужчин, написавших влиятельные короткие книги (Джон Демос, Карло Гинзбург), а также женщин-авторов объемных работ, даже на феминистские темы (Кэролайн Уокер Байнум, Лорел Тэтчер-Ульрих). Стоит, однако, отметить, что писательница Мег Волитцер недавно уловила аналогичную закономерность в художественной литературе, написанной мужчинами и женщинами: она задается вопросом, «преднамеренно или непреднамеренно, длина книги сигнализирует читателям о важности романа», и предполагает, что женщины могут быть более склонны редактировать себя или позволять редактировать себя. 1

Если оставить в стороне все нормативные суждения, закономерности в книжных размерах, вероятно, связаны с устойчивыми традициями социализации. Мужчин обычно поощряют развивать глубокую сосредоточенность, даже если она граничит с навязчивой идеей, игнорировать социальные требования, конкурирующие с работой, и отстаивать свое присутствие в пространстве. Женщин с самого начала учат быть внимательными к социальным сигналам, избегать длинных рассуждений или чрезмерного приветствия. Женщины-академики могут быть неприятными вещами, но «напыщенные» редко встречаются среди них, и любой, кто вежливо пострадал на свидании вслепую с болтуном, знает своими костями, что семьсот страниц — это слишком много.

Излишне говорить, что пол автора — это только одна из возможных переменных: тематика, интеллектуальный стиль независимо от пола и методологический момент могут быть столь же важны для веса тома. Гигантские книги 1970-х годов — это не только воплощения определенного рода мандаринской традиции, но и образцы особой формы описательной и накопительной социальной истории, которая процветала в период между квантификацией и подъемом гирцевской микроистории.

Хорошо это или плохо, но мегакнига на конкретную тему, похоже, скоро исчезнет.Бегемотов в настоящее время разрешают печатать только в том случае, если они имеют дело с огромными темами и кажутся синтетическими (Джонатан Исраэль), авторами которых является суперзвезда, пользующаяся надежным банком (Саймон Шама), или и то, и другое (Эрик Фонер). Из-за финансового давления редакторы академической прессы стали нетерпимы к авторской логорее, и большинство писателей можно эффективно запугать угрозой либо неразборчиво мелкого шрифта, либо смехотворно высокой цены. Кроме того, многие из нас лелеют фантазию о «книге, которая будет назначена для занятий», и прекрасно понимают, что у любой книги, превышающей двести страниц, нет шансов попасть в учебный план.«Очень большая книга» также была артефактом ушедшего социального мира, в котором можно было рассчитывать на то, что супруг с радостью упакует вещи для годичного исследования за границей, а детей заберут и подадут на стол, когда ученый выйдет из дома. его исследование.

Наконец, за последние несколько десятилетий наше общество стало обществом, в котором продукт важнее процесса. Поскольку мы все штампуем все, что можем, для наших ежегодных отчетов нашим деканам или беспокоимся о том, что не делаем этого, эпоха почитаемых ученых/учителей, которыми восхищались даже несмотря на то, что он потратил десятилетия на книгу, давно прошла.Но даже несмотря на то, что фолиант, делающий карьеру, сократился с T-Rex до собаки среднего размера, вопросы, поднятые объемом книги, продолжают безмолвно формировать наши оценки научных заслуг. Каково соотношение между качеством и количеством, между масштабом и значением, каково правильное соотношение между аргументом и свидетельством? Означает ли подъем транснациональной и глобальной истории возврат к более объемным книгам, рост научных ожиданий? Сколько «вещей» слишком много, и наоборот, какая степень краткости недопустима и почему?

Вопрос о длине книги стоит поднять именно потому, что это один из тех очевидных вопросов, которые редко обсуждаются.Мы склонны судить об исторических произведениях как о платонических сущностях, оторванных от таких случайностей, как стиль, структура и длина, не говоря уже о множественных ограничениях на жизнь автора. Хотя определенная степень абстракции, безусловно, уместна в интересах профессионализма, признание того, что хорошая историческая работа бывает в самых разных упаковках, также необходимо и полезно. Может показаться легкомысленным останавливаться на разнице между короткой книгой и громадной книгой, даже если молодые ученые в первую очередь беспокоятся о том, чтобы устроиться на работу, и, если им повезет, о том, чтобы разместить свою рукопись в типографии любым доступным способом. .Но чем откровеннее мы будем говорить о социальных реалиях, лежащих за абстрактными идеалами науки, тем более гостеприимной будет наша профессия для ученых разного происхождения и интеллектуального темперамента.

Сара Маза — профессор Джейн Лонг в области искусств и наук и профессор истории в Северо-Западном университете, где она также является директором Центра исторических исследований Чабраджи. Она является автором нескольких книг, в том числе Виолетта Нозьер: история убийства в Париже 1930-х годов и Миф о французской буржуазии: очерк социального воображаемого, 1750–1850 .

Примечание

1. Мэг Волитцер, «Вторая полка», The New York Times Book Review , 1 апреля 2012 г., стр. 12–13.

Значение имени Мацца, семейная история, фамильный герб и герб

  • Происхождение Доступно:
  • Италия

Фамилия Мацца — это обычное прозвище человека, который был слесарем-инструментальщиком.Профессиональная фамилия Mazza происходит от итальянского слова mazza, что переводится как дубинка, молоток, булава или канцелярский посох. Это имя также существует как одно из ряда составных имен, таких как Mazzacane, Mazzagalli, Mazzapica или Mazzamici.

Раннее происхождение семьи Мацца

Фамилия Мацца впервые встречается в Реджо-Эмилии, где записи восходят к Ладзаро Маццоли, государственному советнику в 1186 году. Другие ранние записи показывают, что Бласко Мацца служил в кавалерии в Мессина в 1287 году, а позже стал бароном Селлии.Семья Мацца из Модены вступила в дворянство в 1306 году.

Ранняя история семьи Мацца

На этой веб-странице показан лишь небольшой отрывок из нашего исследования Маццы. Дополнительная информация включена в тему «Ранняя история Mazza» во всех наших продуктах PDF Extended History и печатных продуктах, где это возможно.

Mazza Варианты написания

По сравнению с другими европейскими фамилиями, итальянские фамилии имеют удивительное количество форм. Они отражают региональные вариации и множество диалектов итальянского языка, каждый из которых имеет свои отличительные черты.Например, в Северной Италии типичный суффикс итальянской фамилии — «i», тогда как в Южной Италии — «o». Кроме того, часто происходили изменения правописания, потому что средневековые писцы и церковные чиновники часто писали имена так, как они звучали, а не в соответствии с какими-либо конкретными правилами правописания. Варианты написания имени Mazza включают Mazza, Mazzetto, Mazzinghi, Mazzoleni, Mazzarelli, Mazzetti, Mazzino, Mazzini, Mazzola, Mazzoli, Mazzuoli, Mazzoletti, Mazzotta, Mazzotti, Mazzone, Mazzoni, Mazzali, Mazzanti и многие другие.

Первые представители семьи Мацца (до 1700 г.)

Видным среди членов семьи был Филиппо Маццола, известный художник из Пармы конца 15 века. Его работы можно увидеть в Падуе, Парме, Страсбурге, Неаполе, Лондоне, Венеции и Массачусетсе. Гвидо Маццони был известным скульптором из Модены около 1450 года. Он также известен как «Иль Паганино», и среди его работ есть бюст короля Ферранте Неаполитанского. Джулио Маццони был известным художником и скульптором в Пьяченце в начале 16 века, учеником Вазари.Марк Антонио Маццоне был венецианским музыкантом, написавшим 2 сборника мадригалов в 16 веке. Jacopo di…
Еще 170 слов (12 строк текста) включены в тему «Знаменитости раннего Мацца» во всех наших продуктах расширенной истории в формате PDF и печатных продуктах, где это возможно.

Mazza Рейтинг

В Соединенных Штатах имя Mazza является 4 552 90 212 nd 90 213 самой популярной фамилией с примерно 7 461 человеком с таким именем. [1]


Миграция Мацца в Соединенные Штаты +

В иммиграционном списке и списках пассажиров было обнаружено несколько человек, носивших фамилию Мацца:

Мацца Поселенцы в Соединенных Штатах в XIX веке
  • N Мацца , 28 лет, приземлившийся в Новом Орлеане, штат Луизиана, в 1829 году [2]
  • Хосе Дель Мацца, 25 лет, приземлившийся в Новом Орлеане, штат Луизиана, в 1835 году [2]
  • Л Дела Мацца, 38 лет, который прибыл в Новый Орлеан, штат Луизиана, в 1838 году [2]
Мацца Поселенцы в Соединенных Штатах в 20 веке
  • Агостино Мацца, 24 года, иммигрировавший в Соединенные Штаты из С.Стефано С’Авето, в 1904 г.
  • Андреа Мацца, 17 лет, поселившаяся в Америке из Фумиффадо, Италия, в 1904 г.
  • Андреа Мацца, 21 год, иммигрировавшая в США из Монтеарвино Салерно, в 1905 г. , 18 лет, иммигрировавший в Соединенные Штаты из Пьедимонте, Италия, в 1907 г.
  • Антонино Мацца, 25 лет, прибывший в Америку из Виагранде, Италия, в 1907 г.
  • … (Дополнительные сведения доступны во всех наших расширенных PDF-файлах Историческая продукция и полиграфическая продукция везде, где это возможно.)

Современные знаменитости имени Мацца (пост 1700) +

  • Джампаоло Мацца (1956 г.р.), итальянский менеджер сборной Сан-Марино по футболу
  • Джузеппе Мацца (1817-1884), итальянский художник с Романтический стиль. 1882–1959), итальянский педагог, один из основателей ASCI, ставшей Скаутской ассоциацией итальянцев-католиков
  • Паоло Мацца (1901–1981), итальянский со-менеджер сборной Италии по футболу на чемпионате мира по футболу 1962 года
  • Крис Мазза (род.1956), американская писательница, писательница рассказов и документальной литературы
  • Валерия Мацца (р. 1972), аргентинская фотомодель и бизнесвумен, первая латиноамериканская супермодель, известная своим появлением на обложке журнала Sports Illustrated Swimsuit Issue 1996 года.
  • Сальвадор Мацца (1886–1946), аргентинский врач, наиболее известный своей помощью в борьбе с эндемическим заболеванием американского трипаносомоза в Южной Америке в начале 20 века
  • Пьер Филиппо Мацца (1988 г.р.), санмаринский футболист
  • . Филби, П. Уильям, Мейер, Мэри К., Указатель списков пассажиров и иммиграционных списков: справочник по опубликованным записям о прибытии около 500 000 пассажиров, прибывших в Соединенные Штаты и Канаду в семнадцатом, восемнадцатом и девятнадцатом веках. 1982-1985 Собрание дополнений в четырех томах Детройт, Мичиган: Gale Research Co., 1985, печать (ISBN 0-8103-1795-8)


  • .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.